Карта сайта

2013 год

Соколов Владислав Александрович – 1 место
Студент 1 курса радиотехнического факультета
Самарского государственного аэрокосмического университета

"Жигулевская ГЭС в системе  Волжско-Камского каскада гидроэлектростанций"



ВВЕДЕНИЕ
 

Данная работа посвящена проблемам истории строительства Жигулевской ГЭС - одной из крупнейших гидроэлектростанций России. Интерес к данной теме обусловлен тем, что гидроэнергетика является одним из важных аспектов развития экономической мощи страны. Однако в настоящее время в российской гидроэнергетической отрасли существует целый ряд проблем технического, организационного и нормативно-правового характера. Их можно объяснить провалом 1990-х гг., когда новые мощности практически не вводились, количество капитальных и средних ремонтов снизилось, возник вакуум в научной сфере, упал престиж профессии энергетика. И эти проблемы необходимо решить, так как энергосбережение является необходимым условием для нормального функционирования государства в целом.     
      
Строительство Волжско-Камского каскада — крупнейшего комплекса
гидротехнических сооружений (плотин, шлюзов, водохранилищ, каналов и ГЭС)позволило решить множество проблем. Волга стала крупнейшей транспортной артерией, соединенной, помимо Каспийского, еще с четырьмя морями — Черным, Азовским, Балтийским, Белым. Ее воды помогли оросить поля в засушливых регионах Поволжья, а гидроэлектростанции — обеспечить энергией многомиллионные города и крупнейшие предприятия. Но сегодня экологи бьют тревогу — возможности реки к самоочищению исчерпаны, она стала одной из самых грязных рек мира. Волгу захватывают ядовитые сине-зеленые водоросли, наблюдаются серьезные мутации рыбы.[1]

Источниками данного исследования стали архивные документы Самарского филиала Российского государственного архива научно-технической документации, где были найдены такие документы, как записки к техническим проектам, приказы правительства СССР. В реферативной работе задействованы также электронные ресурсы, например, годовой отчет ОАО «РусГидро», технические сведения.
 

1. ПРОЕКТИРОВАНИЕ ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ ДОВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Планы освоения колоссальных водных ресурсов Волги Самарского Поволжья появились в 1910-1911 гг., когда Г.М. Кржижановский предложил строительства крупной гидроэлектростанции на Волге, в районе Самарской Луки. Географическое положение на пересечении водного пути и железнодорожных магистралей, связывающих центральные промышленные районы с Уралом, Сибирью и Средней Азией, открывали широкие гидрологические и геологические перспективы для создания узла водохозяйственных сооружений. Для обследования этого района в Самаре была создана специальная комиссия. Но планы гидростроительства на Волге вызвали сильное противодействие со стороны частных землевладельцев. Так, летом 1913 г. управляющий имением графа В.А. Орлова-Давыдова на выдвинутый инженером Г.М. Кржижановским и другими авторами проект сооружения гидроэлектростанции в Жигулях заявил, что граф не позволит возводить на его земле сумасбродные постройки. Против проекта также выступило земское собрание г. Самары.[2;51]

После 1921 г. сооружение гидротехнических объектов шло в рамках ГОЭЛРО, практически не затрагивая Поволжье, не считая Сызранской электростанции малой мощности. Если до конца 1920-х гг. в проектно-изыскательских исследованиях по этой проблеме преобладал региональный компонент, то с 1930 г. началась их централизация. На основе самарского «Волгостроя» появилась концепция Большой Волги, законодательно оформленная директивными решениями центральных партийно-государственных органов. Уточним, что 14 мая 1928 г. была выделена Средневолжская область с центром в г. Самаре, включившая в себя бывшие Самарскую, Ульяновскую, Оренбургскую и Пензенскую губернии, а 20 октября 1929 г. область преобразовали в Средневолжский край (с 1935 г. - Куйбышевския край, с 1937 г. – область). Специфика экономики региона заключалась в том, что к 1930 г. она оставалась преимущественно аграрной. Экономика края по многим показателям значительно отставала от общесоюзных показателей. Предпринятые центральным и местным партийно-хозяйственным руководством меры привели к ускорению экономического развития края. Однако этот процесс шёл не достаточно быстро. Сохранялась тенденция отставания роста выработки электроэнергии от роста индустрии. Автор первого проекта сооружения Самарского гидроузла инженер К.В. Богоявленский в 1928 г. отмечал неустойчивость урожая зерновых культур Средневолжской области и как следствие этого низкий уровень экономического развития, сделав вывод о том, что „проблема индустриализации... вплотную упирается в вопрос о дешёвых источниках энергии». Между тем местные запасы топлива были незначительными, и большую часть его приходилось ввозить из других районов по высоким ценам. Накопленный к этому времени мировой и отечественный опыт на (ГЭС на р. Миссури в США, Волховский и Днепровский гидроузлы), а также нерентабельность использования водных ресурсов малых рек, заставляли, по мнению К.В. Богоявленского, обратить внимание на огромные запасы энергии главной водной артерии области Волги.[3;3]

Основными предпосылками сооружения Жигулёвского гидроузла были: 1) важное центральное положение ГЭС, позволявшее создавать металлопромышленность; 2)огромные залежи сырья гипса, известняка и мергеля, нуждавшиеся в обработке на специальных заводах; 3) богатые сельскохозяйственные ресурсы района. Кроме того, за счёт спрямления Самарской Луки предполагалось значительно сократить транспортные расходы. Энергию гидроузла намечалось использовать для развития химической (производство алюминия, азотной кислоты, переработка хлористого натрия и т.д.) и механической промышленности (сельскохозяйственные орудия и автомобили), а также деревообделочного, текстильного и цементного производства. Излишки вырабатываемой электроэнергии планировалось передавать на расстояние 200 - 300 км для новых и старых индустриальных центров, в том числе городов Казани, Пензы и Ульяновска. При этом намечалась экономия до 4 млн. т отечественного угля в год, на выработку и перевозку которого затрачивались усилия 40 тыс. чел. Волгу начинают рассматривать не только как важный водный путь, но и как потенциальный источник электроэнергии и воды для ирригации засушливых районов Поволжья и водоснабжения Москвы. Оно было подтверждено новым постановлением от 10.06.1931 г., причём дальнейшие проектно-изыскательские работы начали переводиться на центральный бюджет.[4;5]

Деятельность центральных ведомств в направлении хозяйственного освоения волжских ресурсов активизировалась после принятия 12 февраля 1930 г. решения ЦК ВКП (б) о проработке проблемы Волгостроя. Проработка вопроса осуществлялась самарским Бюро «Волгострой» под руководством А.В. Чаплыгина. В отличие от положений А.В. Богоявленского, теперь больше внимания обращалось на комплексное использование водных ресурсов реки - энергетическое, транспортное и ирригационное. Прогноз потребления гидроэлектроэнергии, рассчитанный в 1930 г. сотрудниками Волгостроя, Главэлектро ВСНХ СССР и СНХ Средневолжского края на последующие 6 лет, учитывал нужды коммунального городского хозяйства (гг. Самара, Сызрань и поселения городского типа), местной сланцевой, химической, строительной и металлообрабатывающей промышленности, а также сельского хозяйства. В связи с директивными решениями властных структур началась интенсивная работа по обоснованию различных вариантов практической реализации Самарского гидроузла. Так, 11 марта 1930 г. при секции общей энергетики Госплана СССР состоялось совещание по вопросу «О программе работ Волгостроя» с участием А.В. Чаплыгина и представителей Энергоцентра и Наркомата путей сообщения (НКПС). Ввиду крайней сложности проблемы с целью детального рассмотрения плана работ и их конкретизации было решено организовать 6 рабочих групп (всего 16 человек) по следующим направлениям: технические вопросы составления проекта, транспорт, лесное хозяйство и транспорт лесных грузов, использование местных ресурсов и развитие сельского хозяйства, сооружение и эксплуатация ГЭС, ирригация.[5]
 
В процессе дальнейшей разработки проблемы в 1931 г. бюро «Волгострой» пришло к выводу о создании в районе намечаемого гидроузла единого крупного индустриального центра: «При наметке промышленных предприятий, какие можно запроектировать на местной энергетической базе… наиболее целесообразным является создание комбината, где между отдельными его частями была бы тесная связь, и который обеспечивал бы наиболее полное использоание всех продуктов и материалов…». Исходя из этого положения, был запроектирован комбинат в составе следующих групп: 1) цветных металлов, состоящей из 5 заводов, в том числе алюминиевого, медеплавильного и др.; 2) химической, включая производство резины и каучука; 3) сланцев; 4) строительных материалов. Сельское хозяйство должно было превратиться в группу высокоинтенсивных совхозов, которые предъявят большой спрос на энергию.[5]
 
Таким образом, основными причинами превращения регионального проекта использования энергетических ресурсов Волги в схему комплексного освоения водного потенциала реки являлись инициатива средневолжских властей, а также потребность Москвы в гарантированном снабжении населения водой. План коренной реконструкции Волги приобрел особую актуальность в условиях централизованной форсированной индустриализации, так как позволял ликвидировать дефицит электроэнергии, кардинально улучшить водные пути и решить проблему обеспечения водой промышленности и сельского хозяйства.

После проведения многочисленных дискуссий и консультаций стало очевидно, что для решения сложных вопросов и проблем, возникающих при разработке плана преобразования Волги, назрела необходимость срочного создания единого регулирующего органа. Впервые самарский Волгострой был рассмотрен как отправная точка для масштабного плана по реконструкции Волги на всем её протяжении (Большая Волга) на заседании Госплана СССР в июне 1931. Президиум Госплана СССР постановлением №22 от 11 июня 1931г. для координации «…проводимых различными ведомствами, хозяйственными, научными и административными органами работ, связанных с использованием в энергетическом и транспортном отношении бассейна р. Волги…» решил организовать при секторе капитальных работ постоянное совещание по проблеме Большой Волги, состоящей из представителей заинтересованных органов и ведомств (организаций) – Госплана РСФСР, ВСНХ СССР, НКПСа, НКЗема СССР, Наркомвода, Наркомснаба, Энергоцентра, Волгостроя, крайисполеомов Нижней и Средней Волги, Нижегородского края, СНК Татреспублики, исполкомов Ивано-Вознесенской, Уральской, Ленинградской и Московской областей, ЦК ВЛКСМ и секторов Госплана СССР.[6]

В это время активно формировались основные положения схемы «Большая Волга», важной составной частью которой был и проект Самарского гидроузла. Разработка и начавшаяся реализация гидростроительных планов по коренной реконструкции реки имели четыре основных задачи – выработку электроэнергии, улучшение судоходных условий, водоснабжение населения и предприятий, орошение засушливых земельных угодий. В преобразовании Средней Волги приоритет отдавался энергетическому использованию водных ресурсов. Показательно, что в начале 1930-х гг. выдвигались альтернативные проекты народнохозяйственного освоения водных ресурсов Волги со стороны частных лиц, что было невозможно в дальнейшем, когда проектно-изыскательские и строительные работы в области сооружения гидроузлов перешли под полный контроль государства. Так, в 1930-1931 гг. изобретатель-самоучка В.Н. Емельянов из г. Сызрани, фельдшер по образованию, выступал с критикой схемы, предлагаемой А.В. Чаплыгиным в рамках Волгостроя. Проект В.Н. Емельянова предусматривал относительно небольшие масштабы затопления Волги. Первый раз автор направил свои материалы в центральные и региональные инстанции, в том числе Средневолжский крайисполком, 25 декабря 1930 г. По проекту А.В. Чаплыгина (состояние на конец 1930 г.) строительство плотины намечалось в воротах Самарской Луки около г. Ставрополя-на-Волге с подпором воды от 15 до 20 м. Мощность гидроэлектростанции должна была составить до 1600 МВт, а стоимость 1 кВт – около 1 коп., общая стоимость всего сооружения – около 1 млрд. 200 млн. руб. На базе дешевой энергии планировалось размещение промышленного комбината с передачей остальной энергии на ирригацию и электрификацию железнодорожного транспорта.[6]
В.Н. Емельянов считал нецелесообразным возведение подобного гидроузла по следующим причинам:
1. Сооружение плотины со шлюзами на песках с оползнями является рискованным проектом, не имеющим аналогов в мире. Если такие гидроузлы и строились, то с меньшим подпором и катастрофическими последствиями.
2.Увеличение глубины почти не будет использовано речным флотом, так как на этом участке реки не имеется серьезных перекатов.
3.После появления плотины лес самосплавом не пойдет (годовой грузооборот составлял 60 млн. т), поэтому потребуется новый флот для перевозки древесины.
4.Опасность занесения водохранилища песками из речных притоков, что может остановить все речное судоходство.
5.Будет больше испарения воды и всасывание воды в грунт.
6.Большую опасность представляют Жигулевские горы, расположенные односторонне. При сильном урагане, путем удара ветра в горы, создается сильный водоворот, поэтому необходимо будет менять старые суда на суда рейдового типа.
7.Будет затоплен прекрасный приволжский город Самара.
8.Строительство гидроузла на песчаном основании и Переволокского канала (его стоимость может составлять 67 млн. руб.) приведет к значительному удорожанию проекта.
9.Будут затоплены многочисленные острова, из-за чего возможны частые аварии судов.
10.Невыгодным является расположение ГЭС в степной равнинной местности, так как в результате произойдет широкий разлив воды.[7]

В 1931 г. альтернативный проект получил достаточно широкую известность. Триумфальным стал доклад В.Н. Емельянова 30 марта 1931 г. в Москве на расширенном заседании производственного сектора при месткоме Волгостроя. Судя по протоколу, против автора выступил только инженер Полонский, признавший трудности сооружения плотины на песчаном основании, но считавший, что необходимо продолжать поиски возможности осуществлениясамарского гидроузла. Поддержали проект изобретателя консультанты Волгостроя Анисимов и Орлов. Последний признал совершенно правильными прогнозы Емельянова о том, что увеличение зеркала реки повысит испаряемость, большие площади затопления приведут к увеличению фильтрации, а плотина помешает самосплаву леса, причём последний аргумент являлся наиболее существенным в пользу переноса гидроузла от Ставрополя-на-Волге к Шаланге.

В конце заседания сторонников у проекта А.В. Чаплыгина не оказалось, и Самарский крайисполком вынес следующую резолюцию по докладу: «Схема Емельянова может явится одним из звеньев проблемы Большой Волги, таким образом, схема… исключает проблему Волгостроя». Было предложено произвести её экспертизу. Сложившаяся ситуация вынудила Волгострой внимательно изучить докладную записку В. Емельянова. В заключении технического отдела отмечалась правильность соображений изобретателя в отношении влияния обоих гидроузлов на судоходство по Волге, а также по поводу влияния подпора на движение насосов из устьевых частей мелких притоков Волги. В то же время были признаны ошибочными предложения по использованию р. Свияги для судоходства и получения энергии, и прогнозы в отношении затопления самарских пристаней и занесения фарватера песками. Архивные источники не дают возможность проследить последующую судьбу интересного проекта В.Н. Емельянова. Однако дальнейшие события показали, что не было учтено ни одного из предложений изобретателя.[7]

Междуведомственная экспертная комиссия 1931 г. стала первым опытом проведения государственной экспертизы, планов реконструкции Волги. Ознакомившись с материалами геологических и гидрогеологических исследований Гидротехгеоинститута, заслушав доклады начальников изыскательских партий и сообщения членов Совета, выезжавших на место работ, экспертиза пришла к заключению:
1.Намеченные варианты плотины располагались в долине р. Волги по северной окраине Самарской Луки, на песчано-глинистом основании.
2.В отношении оценки инженерно-геологических условий основной задачей является решение вопроса о карстовых процессах и трещиноватости известково-доломитовых пород.
3.Карстовые явления в плане больших потерь воды на фильтрацию через массив Самарской Луки опасности не представляют.
4.В отдельных местах через трещины в породах после возведения плотины может произойти усиление фильтрации с их размывом.
5.Известково-доломитовые породы на правом берегу могут сложить вполне надежным фундаментом для гидроузла.
6.Самым серьезным вопросом в проблеме Волгостроя представляются инженерно-геологические условия русловой и пойменной части плотины.
7.В районе будущего строительства оползневых явлений не наблюдается.
8.Из четырех предложенных вариантов местоположения гидроузла наиболее благоприятным является Молебный створ.[8]

24 июня 1932 г. было принято постановление СНК СССР №996 «О плане развертывания работ Свердволгостроя», которое разрешало ему построить механический завод, производить лесозаготовки, организовать деревообрабатывающие заводы, совхозы, иметь буксирный и грузовой флот и т.д. Соответствующим комиссариатам, в первую очередь НКТП, было поручено обеспечить выполнение заказов Средволгостроя.

Большой вклад в разработку и реализацию гидростроительных планов в Поволжье и России в целом внесли учреждения академической и ведомственной науки. Активизация деятельности академической науки по решению усложнившихся задач коренной реконструкции Волги произошла в 1933 г. Основную роль в технико-экономическом обосновании схемы «Большая Волга» сыграл Энергетический институт АН СССР. 4 и 5 марта 1933 г. под председательством заместителя директора В.Г. Глушкова, обсуждался вопрос организации исследований в районе Волгостроя. Согласно принятому «Положению о группе, разрабатывающей Волжскую проблему», для общего руководства и наблюдения за ходом работ при ученом совете ЭНИНа организовывалась секция, состоящая из академиков – энергетиков, отдельно приглашенных академиков и крупных специалистов – энергетиков, дирекция института и др. Руководителем секции был назначен С.А. Кукель-Краевский. Для проработки отдельных вопросов создавались бригады. Немалый научный интерес представляют результаты исследований экономической целесообразности и эффективности самарского Волгостроя, проведенные инженерами М. Смирновым, В.В. Заорской и др.

Сравнивая Камышинский и Самарский гидроузлы, А.В. Чаплыгин пришел к выводу, что последний будет стоить гораздо дешевле и нанесет меньший ущерб от создания водохранилища.[9;1,10] Так площадь затопления Камышинского гидроузла составит 566 тыс. га, а Самарского – 267 тыс. га, в т. ч. Сельскохозяйственных земельных угодий  - соответственно 280 и 180 тыс. га, эвакуации подлежит в первом случае до 300 тыс., во втором – 90 тыс. чел. и т.д.

В итоге под руководством С.А. Кукель-Краевского в ЭНИН были разработаны и обоснованы научная концепция и технико-экономическая схема комплексной реконструкции Волги, которые затем легли в основу проектных решений при сооружении Куйбышевского и других гидроузлов.[10] Сотрудники института В.В. Болотов и М.П. Фельдман проводили исследования по проблемам использования сезонной энергии гидроэлектростанцией, увеличения их мощности и т.д. В дальнейшем эти и другие исследования были развиты в ведомственных научно-исследовательских институтах «Гидропроект» и «Гидроэлектропроект» (позже «Гидроэнергопроект»).
Энергетический институт примерно рассчитал народнохозяйственные показатели в районах Волжского бассейна на первый (условный 1937 г.), второй (1942 г.) и третий (1947 г.) этапы.

В конце 1936 г. бюро «Большая Волга» ГИДЭП представило экспертам новый схематический проект Куйбышевского гидроузла, в котором намечалось три варианта его расположения, имевшие скальные площадки: Царево-Курганский, Жигулевский и Красноглинский. Полная мощность входивших в состав сооружений двух ГЭС определялась в 2,5 млн. кВт, а годовая отдача – в 14 млрд. кВт/ч. Экспертные комиссии НКТП СССР в декабре 1936 г. и Госплана СССР в марте 1937 г. признали большое экономическое значение гидроузла, а также его техническую осуществимость и неотложность строительства.

10 августа 1937 г. вышло постановление СНК и ЦК ВКП(б) №1339 «О строительстве Куйбышевского гидроузла на р. Волге и гидроузла на р. Каме», которое предписывало НКВД СССР закончить составление проектного задания к 1 января 1938 г. и представить материала технического и схематического проектов не позднее 1 мая 1939 г. Для производства работ на третий квартал 1937 г. выделялось 5 млн. руб. С этого момента проектирование производилось коллективом под руководством С.Я. Жука, который был назначен зам. начальника строительства и главным инженером управления, в составе Управления строительства Куйбышевского гидроузла НКТП, а затем в Гидропроекте  НКВД СССР. Одновременно развернулись работы по созданию вспомогательной базы (дорог, ремонтных баз и др.).

В результате детального анализа схематического проекта и проведенных геологических, гидрологических и других исследований выяснились существенные недостатки Царево-Курганского створа. Поэтому в проектном задании, законченном в мае 1938 г., местоположением гидроузла был выбран район с. Красная Глинка, в 25 км выше г. Куйбышева. В новом проектном задании были проработаны две схемы – речная и деривационная. По первой схеме все сооружения гидроузла сосредотачивались на Волге, а по второй значительная часть мощности располагалась на Волго-Усинском водораздела, другая часть – при Волжской плотине.

В проекте основное внимание акцентировалось на энергетическом значении Куйбышевского гидроузла, который на первом этапе мог вырабатывать до 12,5 млрд. кВт/ч электроэнергии, а на втором, после окончания возведения вышележащих ГЭС – 14,5 млрд. кВт/ч. Кроме этого его сооружение позволяло увеличить транзитные глубины от Рыбинска до Астрахани до 3 м, сократить длину судового хода в пределах водохранилища на 52 км, а также провести орошение Заволжских земель на площади 1 млн. га, в перспективе до 3 млн га.[11]

После проведения экспертизы в июне 1939 г. проектное задание по второй схеме в составе плотины и двух ГЭС было утверждено  постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б), а ориентировочная стоимость гидроузла определялась в 8,1 млрд. руб. Однако вопрос о расположении объектов гидроузла и распределении мощности предполагалось окончательно решить в техническом проекте. После дополнительных обследований и сравнения нескольких вариантов в 1940 г. был принят Красноглинский створ, причем 11 агрегатов планировалось разместить на приплотинной ГЭС и 9 на деривационной (Волго-Усинский водораздел) общей мощностью 3,6 млн. кВт и производством 15,2 млрд. кВт/ч. электроэнергии в год, стоимостью около 8 млрд. руб. Проектно-изыскательские и строительные работы по Куйбышевскому гидроузлу были законсервированы постановлением  СНК СССР и ЦК ВКП(б) №1780 – 741с от 24 сентября 1940 г. из-за отсутствия свободной рабочей силы.

Главной причиной остановки строительства стали серьёзные ошибки, допущенные в ходе разработки проекта. Детальными обследованиями в районе Самарской Луки было установлено, что скальные породы сильной трещиноватости, местами разрушенные до состояния муки, не могли служить надежным фундаментом для массивных гидротехнических сооружений без проведения дорогостоящих и сложных укрепительных мероприятий. Осознанию катастрофических последствий сооружения гидроузла на подобном основании способствовало критическое письмо профессора А. Сенкова В.М. Молотову: «…трудно себе представить другое, более дорогое и менее надежное решение, сопряженное с невероятными трудностями… Более того, осуществление схемы гидроузла…повлечет за собой неизбежность катастрофы. Основная ошибка руководителей строительства заключается в том, что они предполагали наличие в основании плотины прочной скалы, вместо которой оказались мощные отложения доломитовой муки… Такое решение нельзя рассматривать иначе как государственное преступление. Придя (ввиду принятого неправильного решения) к необходимости выполнения огромных объемов работ в невероятно трудных условиях их производства, строители «хвастаются», что осуществление проекта СКГУ потребует огромных усилий и сопряжено с такими трудностями, которых не знала мировая строительная практика. Мне кажется, сложно себе представить более отвратительное проявление гигантомании… Заслуга инженерного искусства заключается… в том, чтобы с минимальной затратой человеческой энергии и материальных ресурсов заставить силы природы максимально работать на благо человечества».

Решающим обстоятельством для переноса створа Куйбышевского гидроузла в район г. Ставрополя стало обнаружение месторождений нефти на правом берегу Волги от с. Красная Глинка и выше. Между тем только на проектно-изыскательские и подготовительные работы к началу 1940 г. было израсходовано 370 млн. руб., а в 1940 г. намечалось освоить еще 190 млн. руб.

Начавшаяся Великая Отечественная война помешала задуманному строительству. В начальный период Великой Отечественной войны произошла радикальная смена производственных задач Волгостроя. Условия военного времени требовали срочного ввода в эксплуатацию первого и второго агрегатов и окончания монтажа Рыбинской ГЭС.[7]

 

1.2  СТРОИТЕЛЬСТВО ЖИГУЛЕВСКОЙ ГЭС (1951-1958 гг.)

Исторический поворот в реконструкции р. Волги начался в 1949 г., когда Совет Министров СССР, придавая большое народно-хозяйственное значение строительству Куйбышевской гидроэлектростанции, принял постановление о строительстве  у г. Ставрополя (ныне Тольятти) Куйбышевской гидроэлектростанции мощностью 1,7-2,0 млн. кВт, с выработкой электроэнергии 8,6-9,6 млрд. кВт/ч. Проектирование и строительство указанной гидроэлектростанции Совет Министров СССР возложил на Министерство внутренних дел (МВД) СССР. Этим постановлением предусматривалась необходимость строительства дополнительного магистрального железнодорожного моста через р. Волгу на плотине, а также орошение 1,0 млн. га земель на базе электроэнергии.
 
Приказом по МВД СССР от 9 июля 1949 г. проектно-изыскательские и исследовательские работы по Куйбышевской гидроэлектростанции были поручены институту Гидропроект (г.Москва), возглавляемого С.Я. Жуком. Коллектив Гидропроекта был первой организацией МВД СССР, начинающей работы по строительству Куйбышевской гидроэлектростанции и от того, насколько правильно и своевременно решались проектные вопросы, зависел успех выполнения этого задания.

В результате произведенных в 1949 и 1950 гг. проектных работ показатели Куйбышевской гидроэлектростанции были уточнены и опубликованы 21 августа 1950 г. в постановлении Совета Министров СССР «О строительстве Куйбышевской гидроэлектростанции на р. Волге». Мощность гидроэлектростанции была установлена около двух миллионов киловатт, а выработка электроэнергии около десяти миллиардов киловатт-часов. Годовая выработка электроэнергии должна быть распределена в г. Москву, Куйбышев и Саратов, а также 1,5 млрд. кВт/ч электроэнергии для орошения земель Заволжья. В соответствии с постановлением правительства был составлен календарный план работ строительства Куйбышевской гидроэлектростанции. Первые агрегаты должны быть пущены летом 1955 г.

Через все документы, помещенные на выставке, красной нитью проходит мысль о важности народно-хозяйственной задачи, поставленной правительством перед Гидропроектом. Начальник и главный инженер Гидропроекта генерал-майор С.Я. Жук своим приказом от 19 августа 1950 г. дал поручения руководителям организаций, участвующих в строительстве, оказывать всяческую помощь.[12; 233,234] В 1951 – 1952 гг. строительству было выделено 4 тыс. вольнонаемных квалифицированных рабочих.

Для более четкой работы по составлению проектного задания Куйбышевской ГЭС и Куйбышевского водохранилища и в целях усиления повседневного контроля за проведением изыскательских работ по этим объектам приказом проектно-изыскательского управления Главгидростроя МВД СССР в г. Куйбышеве в 1949 г. был организован филиал института Гидропроект. В его ведение были переданы все работы по строительству Куйбышевской ГЭС. Начальником бюро и главным инженером проекта был назначен Н.А. Малышев (1911-2005) – специалист в области гидроэнергетики, водного хозяйства и гидротехнических сооружений, Лауреат Сталинской премии СССР (1951), Герой Социалистического Труда (1958), доктор технических наук, член-корреспондент АН СССР (1976).

По Куйбышевскому гидроузлу МВД обязывалось выполнить все необходимые исследования и представить на утверждение правительства к 1 октября 1950 г. проектное задание, а к 1 января 1952 г. – технический проект.

Принятые меры позволили Гидропроекту МВД СССР во второй половине 1949 г. и в 1950 г. развернуть масштабные проектно-изыскательские работы в районе Куйбышевского гидроузла. Были созданы 4 экспедиции: две геологические (11 партий), одна топогеодезическая (3 партии) и гидрологическая (2 партии) общим количеством более 2 тыс. человек, в том числе 450 инженерно-технических специалистов. Они выполнили следующие объемы исследований:
1)бурение – 56,4 тыс. м;
2)шурфовка – 1,7 тыс. м;
3)топографические съемки – 4,7 кв. км;
4)нивелирные ходы – 2,5 тыс. км;
5)геологические съемки – 798 км²;
6)физические и химические анализы – свыше 70 тыс. и др.

Технический проект Куйбышевского гидроузла вместо 1 июля 1952 был завершен только в марте 1954 г., поскольку в ходе его составления было решено повысить класс капитальности гидротехнических сооружений. Экспертиза проекта продолжалась 1,5 года и закончилась за 4 месяца до пуска первого агрегата ГЭС в декабре 1955 г. Составление технического проекта и сметы параллельно со строительством было отрицательным моментом было отрицательным моментом, поскольку их многократный пересмотр вызывал удорожание и затягивание процесса сооружения гидроузла, а смета как финансовый документ утратила свое дисциплинирующее значение. Стоимость строительства Куйбышевской гидроэлектростанции согласно сметно-финансовым расчетам должна была составить свыше 9 млрд. руб., а по данным 1958 г. – 11,65 млрд. руб.

10 августа 1958 г. состоялся пуск Куйбышевской ГЭС, самой крупной в Европе и одной из крупнейших ГЭС мира. Выдающимся достижением отечественных гидростроителей и, прежде всего, Гидропроекта было то, что впервые в мировой практике гидротехнического строительства крупные бетонные сооружения были размещены на мягком основании, а водосбросные сооружения совмещены со зданиями ГЭС.

За создание этого уникального сооружения большая группа сотрудников Гидропроекта была удостоена правительственных наград и почетных званий.

С пуском Куйбышевской ГЭС, которой было присвоено имя В.И. Ленина, первенство по максимальной мощности ГЭС перешло от американской ГЭС Гренд-Кули на берега Волги. На Куйбышевской ГЭС им. В.И. Ленина было установлено 20 самых мощных гидроагрегатов в мире – по 115 тыс. кВт каждый. Пуск этой ГЭС положил начало объединению энергосистемы европейской части СССР в Единую Энергосистему, существенно превышало возможности энергопотребления местной экономики. Для передачи гидроэлектроэнергии на большие расстояния строились высоковольтные линии электропередачи.
Ключевые исторические даты представлены в приложении 1.

2. ОСОБЕННОСТИ

Жигулевская гидроэлектростанция (Волжская (Куйбышевская) ГЭС им. В.И. Ленина) – ГЭС на реке Волга в Самарской области, у городов Жигулевск и Тольятти. Является шестой ступенью и второй по мощности ГЭС Волжско-Камского каскада ГЭС.

Состав сооружений ГЭС: земляная намывная дамба длиной 2800, шириной 750 и высотой 52 м; бетонная водосливная плотина длиной 980 м (максимальный пропускаемые расход – до 40 тыс. м³/с); здание ГЭС совмещенного типа длиной 700 м;, двухниточные судоходные шлюзы с подходными каналами.

По плотине ГЭС проложены железнодорожный и автомобильный переходы через Волгу на магистрали Москва-Самара. Мощность Жигулевской ГЭС 2320 МВт, среднегодовая выработка – 10,5 млрд. кВтч. В здании ГЭС установлены 16 поворотно-лопастных гидроагрегатов мощностью по 115 МВт и 4 поворотно-лопастных гидроагрегата по 120 МВт, работающих при расчетном напоре 22,5 м. Оборудование ГЭС устарело и проходит модернизацию и замену. Плотина ГЭС образует крупное Куйбышевское водохранилище.

При сооружении ГЭС было перемещено 166 млн. м³ грунта, уложено 5,5 млн. м³ бетона, больше, чем во всем сооружении Волго-Донского канала. Справится с таким объемом работ гидростроителям помогала вся страна, 500 городов, 1500 промышленный предприятий поставляли необходимое оборудование, механизмы, кадры.

Технические характеристики в сравнении с другими ГЭС в стране представлено в Приложении 2.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В России на сегодняшний день насчитывается 15 действующих и достраиваемых ГЭС мощностью свыше 1000 МВт и более сотни гидроэлектростанций меньшей мощности. Общая установленная мощность гидроагрегатов на ГЭС в России составляет 47,4 ГВт.

Несмотря на наличие богатых гидроресурсов и предпосылок и предпосылок для развития гидроэнергетики, достигнутая степень освоения экономических гидроресурсов в России составляет всего 21%. Для сравнения, в Германии, Франции и Италии этот показатель достигает 95%, в Великобритании – 90%, Японии – 84%, США – 82%. Различается степень освоения гидропотенциала и в разных регионах России – в Европейской части страны она достигает  40%, в Сибири – 23%, на Дальнем Востоке не превышает 6%. Во многом это обусловлено диспропорциями территориального размещения спроса. В 2005 году НП «Гидроэнергетика России» разработало концепцию развития гидроэнергетики России на период до 2020 года и на перспективу до 2050 года и Сценарии развития гидроэнергетики России на период до 2020 года и на перспективу до 2050 года. Предложения были учтены при подготовке Энергетической стратегии на период до 2030 года [13] и Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики, однако самостоятельный документ, определяющий развитие этой отрасли, так и не был принят. Итоги последнего десятилетия свидетельствуют о нарастающей опасности утраты гидроэнергетикой  ее стратегического значения на национальном уровне. По производству гидроэлектроэнергии Россия переместилась с третьего на пятое место в мире, уступая Канаде, Китаю, Бразилии и США. Развитие гидроэнергетической отрасли представляется необходимым в связи с наличием ряда стратегических предпосылок. Развитие гидроэнергетической  отрасли представляется необходимым в связи с наличием ряда стратегических предпосылок. Развитие гидроэнергетики согласно плану Правительства тесно связано с развитием отечественной промышленности, учитывая её производственные возможности. Экономическая эффективность гидроэнергетики очевидна, поскольку энергия воды – возобновляемая, и её производство стоит значительно дешевле, чем на ТЭС и АЭС.
Однако высокий износ оборудования в отрасли приводит к росту аварийных случаев, создает риск возникновения техногенных катастроф и ставит под угрозу стабильность энергообеспечения целых регионов страны.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. http://ecodelo.org/river_volga
2. Бурдин Е.А. Гидростроительство на Волге в конце XIX– первой трети XXв.//История науки и техники. 2010. №4. С.51.
3. Бурдин Е.А. Основные факторы сооружения Волжского каскада гидроузлов (1930-1950-е годы)//Вестник Чувашского университета. 2010. №2. С.3.
4. Филиал РГАНТД. Ф.Р-309. Оп.1-1. Д.193
5. Бурдин Е.А. Разработка планов хозяйственного освоения водных ресурсов Волги в 1930-1936 гг.//ВИЕТ. 2010. №3. – [Электронный ресурс]. – http:russiandams.ru/sites/russiandams/files/review/ files/burdinplanvgidrostroitelstva.pdf
6. Овсянников В.А. Ставрополь – Тольятти. Страницы истории Тольятти: Изд-ва Фонда «Развитие через образование», 1997
7. Бурдин Е.А. Гидростроительство в России: от Самарского Волгостроя к Большой Волге (1930-1980). Ульяновск, 2010.
8. Филиал РГАНТД. Ф.Р-109. Оп.4-4. Д.46
9. Филиал РГАНТД. Ф.Р-249. Оп.1-1. Д.38.
10.Филиал РГАНТД. Ф.Р-249. Оп.1-1. Д.5.
11.Авакян А.Б. Волга в прошлом, настоящем и будущем. М., 1998
12.Филиал РГАНТД. Ф.Р-109. Оп.1-6. Д.43
13.[Электронный ресурс] URL:http://rudocs.exdat.com/docs/index- 356047.html?page=6#10769912
14.[Электронный ресурс] URL: http//www.zhiges.rushydro.ru/hpp-history
15. Годовой отчет ОАО «РусГидро» за 2011 [Электронный ресурс] URL: http://kgo.rcb.ru/2012/rushydro_otchet_rus_2011.pdf
16.Гидроэлектростанции Российской Федерации [Электронный ресурс]
URL:http:forexaw.com/TERMs/Industry/Plants_and_soobruzheniya/1271

17.Сценарные условия развития электроэнергетики на период до 2030 года [Электронный ресурс] URL: http:www.ranipool.ru/images/data/gallery/1_8337_usloviya_elektroenergetiki_na_period_do_2030_goda.pdf

 

Приложение 1

Ключевые исторические даты [14]

1949

По заданию Совнаркома СССР институтом «Гидропроект» были возобновлены изыскания в районе бывшего г. Ставро­поля. Благодаря проведенным работам были выявлены отло­жения глин у правого берега Волги и в Отважинской долине, а также - отложения песка в русле реки, пригодные для воз­ведения гидроузла. На этих грунтах «Гидропроект» и соста­вил проектное задание со створом сооружений в районе рас­положения нынешнего г. Жигулевска

21 августа 1950

Принято Постановление Совета Министров СССР о строи­тельстве Куйбышевской ГЭС: «...Построить на реке Волга в районе города Куйбышева гидроэлектростанцию мощностью 2,0 млн. кВт...»

Октябрь 1950

Проектное задание представлено на рассмотрение экспертной комиссии в Министерство электростанций, затем в Госстрой СССР. Начато создание производственной базы строитель­ства гидроузла

18 февраля 1951

Начаты работы по выемке грунта из котлована и по возведе­нию перемычек гидростанции. Аналогичные работы в этот же период производились по нижним шлюзам и бетонной плотине

Лето 1951

Правительство СССР утвердило проектное задание: мощность ГЭС была определена в 2,1 млн. кВтч, которую обеспе­чивают 20 гидроагрегатов по 105 тыс. кВтч, годовая выра­ботка в средний по водности год - 10,7 млрд. кВтч. Гидро­станция, плотина и судоходные шлюзы по этому проекту расположены на существующем теперь месте

Июль 1951

Начато строительство нижних судоходных шлюзов

Март 1952

Начаты работы по сооружению перемычки водосливной пло­тины

16 июня 1952

Начато сооружение верхних судовых шлюзов

30 июля 1953

В фундамент здания ГЭС уложены первые кубометры бетона

Лето 1953

Закончена разработка котлованов основных сооружений (кроме верхних шлюзов) при интенсивном поверхностном и грунтовом водосливе

 

Начаты работы по укладке бетона в сооружения. Наибольшей интенсивности эти бетонные работы достигли летом 1955 го­да

Лето 1954

(и в первой половине 1955 г.) Отсыпан каменный банкет в левой части земляной плотины и произведен ее намыв по Те­лячьему острову и в левой части реки до 10-й опоры

Весна 1955

После весеннего паводка выполнена пригрузка щебнем дна реки в проране и частично отсыпан каменный банкет с оди­ночных барж и канатной дороги. (Проран шириною 340 м. перекрыт каменным банкетом с наплывного моста 30 октября 1955 г.)

30 июля 1955

Первый пароход прошел через нижние шлюзы

24 октября 1955

Началось затопление котлована ГЭС. Пропуск воды через ГЭС начат 28 октября 1955 г., через водосливную плотину - 23 апреля 1956 г.

31 октября 1955

Волга перекрыта. За 19,5 часов в проран было сброшено 765 шт. бетонных 10-тонных тетраэдров, бетонных кубов и ежей при движении воды со скоростью 3,8 тыс. м3/с.

29 декабря 1955

Первый гидроагрегат в 18.18 минут дал первый промышленный ток.

12 мая 1956

Министерство электростанций утвердило в окончательном варианте технический проект и сметную документацию Куй­бышевской ГЭС: мощность 2,1 млн. кВтч с годовой выработ­кой 11 млрд. кВтч. В период эксплуатации ГЭС мощность ее агрегатов перемаркирована со 105 на 115 тыс. кВт, при этом мощность гидростанции увеличилась до 2,3 млн. кВт. Про­изведена реконструкция силовых трансформаторов с перево­дом напряжения 400 кВ на 500 кВ.

5 мая 1956

Первый пароход прошел через верхние шлюзы

6 октября 1956

Волжская ГЭС имени В.И. Ленина выработала 1-й миллиард кВт часов электроэнергии

10 июля 1957

Куйбышевское водохранилище достигло проектной отметки

14 октября 1957

Куйбышевская ГЭС достигла проектной мощности. Введен в строй последний, 20-й, гидроагрегат

10 августа 1958

Опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Куйбышевской ГЭС наименования Волжской ГЭС имени В.И. Ленина.

Октябрь 1958

Правительственная комиссия приступила к работе по приемке в постоянную эксплуатацию Куйбышевского гидроузла

 
 

Сравнение крупнейших гидроэлектростанций Российской Федерации[15]

Название

Мощность

Средне-годовая выработка

Расположение

Начало строи-тельства

Введена в строй

ТТХ плотины

Саяно-
Шушенская
ГЭС

6400 МВт

23,50 ГВт

Река Хакасия, Енисей

Сентябрь 1968года

Декабрь 1985 года

Высота 245 м, длина 1074 м

Красноярская ГЭС

6000 МВт

20,40 ГВт

40 кмот Красноярска вверх по течению Енисея

Август 1959 года

1972 год

Высота 128 м, длина 1072 м

Братская ГЭС

4500 МВт

22,60 ГВт

Перекрывает р. Ангару в районе г. Братска (Иркутская область)

Декабрь 1954 года

1967

Высота 124,5 м, длина 924 м

Усть-Илимская ГЭС

3840
МВт

21,70 ГВт

На Ангаре в районе Усть-Илимска (Иркутская область)

1963 год

Март 1979 года

Высота 105 м, длина 1475 м

Волжская ГЭС

2592,5 МВт

12,30 ГВт

На Волге севернее Волгограда

Август 1953 года

Сентябрь 1961 года

Высота 47 м, длина 3974 м

Жигулевская ГЭС

2330,5 МВт

10,50 ГВт

Стоит на Волге недалеко от города Тольятти (Самарская область)

1951 год

1957 год

Высота 52 м, длина 3780

Бурейская ГЭС

2010 МВт

7,10 ГВт

На Бурее недалеко от поселка Талакан (Амурская область)

1978 год

2002 год

Высота 140 м, длина 736 м

Ткачева Анна Сергеевна 2 место
Обучающаяся группы ГС-112
ГБОУ СПО «Самарский государственный
издательско-полиграфический техникум»

Н.Г. Гарин-Михайловский- инженер-строитель узкоколейной железной дороги Кротовка – Серные воды.

Введение

 Я учусь на 1 курсе Самарского государственного издательско-полиграфического техникума по специальности «Гостиничный сервис», и меня всегда интересовали замечательные места Самарской области, которые мы могли бы предложить для экскурсий гостям нашего края.

Конечно, это красавица Волга, волшебные Жигулевские горы, овеянные легендами, часть Бузулукского бора. Но наш край известен и своими грандиозными инженерными сооружениями, о значимости которых порой не знаем даже мы, обитатели здешних мест. Например, Волжская ГЭС, авиационный комплекс,  ставший родиной космических полетов.

Меня привлекла история строительства железной дороги Кротовка – Серные воды инженером Н.Г. Гариным-Михайловским в конце прошлого века, так как его имя связано с историей нашего края, а дорога становится определенным памятником истории, который можно использовать для привлечения гостей в нашу область.

1.Личность Н.Г. Гарина-Михайловского

 Самарская земля имеет немало примеров ярких, талантливых, энергичных личностей, навсегда вошедших  славную историю нашего края. Их имена навечно сохранены в нашей памяти.

Одним из них является Николай Георгиевич Гарин Михайловский, значительная часть жизни которого прошла в Самарской губернии.

Современники характеризуют его как замечательного представителя прогрессивной творческой и технической интеллигенции, много сделавшей для экономического рывка России в 19 веке. Но Н.Г. Гарин-Михайловский – это еще и яркая, самобытная личность в литературе. Многим читателям известна его повесть «Инженеры», а первая часть этой повести «Детство Темы» известна как интересное произведение детской литературы.

Разносторонний характер деятельности Н.Г. Гарина-Михайловского проявился и в том, что он предпринял путешествие по Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову, собирая богатый этнографический материал. Этот материал отразился в сборнике «Корейские сказки», изданном в 1899 году. По словам своего современника Максима Горького Н.Г. Гарин-Михайловский был «разносторонне по-русски даровит».

В девятнадцатилетнем возрасте Николай Георгиевич поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, но через год он покинул это учебное заведение и с блеском выдержал экзамены в институт путей сообщения. Строительство железных дорог и стало впоследствии его жизненной судьбой.

Летом 1876 года Н.Г. Гарин-Михайловский работал на железной дороге в Бессарабии кочегаром в качестве студенческой практики будущего инженера-путейца. Непосредственное знакомство с физической работой кочегара и машиниста принесло ему огромную пользу и способствовало его формированию как личности.

Мировоззрение Н.Г. Гарина-Михайловского можно оценить должным образом, если вспомнить слова молодого в ту пору литературного критика Корнея Чуковского: «Героям русской литературы всегда скучно и тошно от их работы, они её не любят, страдают от нее. Мучаются офицеры, изнывают учителя, пьют от безысходности врачи, теряют человеческий облик чиновники. В России нет представления о поэзии культурного труда, один только Н.Г. Гарин-Михайловский на общем фоне унылости отличается бодростью и счастлив от того, что делает свою работу и пишет о ней заразительно».

«Меня всегда поражало, - говорил сам Н.Г. Гарин-Михайловский, - что люди способны драться из-за глотка воды, в то время, как соединенными усилиями могли бы овладеть целыми источниками».

Талантливый инженер-проектировщик Николай Георгиевич известен многими изыскательскими работами по строительству железных дорог в России.

Самым значительным вкладом Н.Г. Гарина-Михайловского по строительству железных дорог является его руководство работами по сооружению железнодорожного участка на переходе через р. Обь у села Кривощеково, на участке Челябинск – Обь Западно-Сибирской железной дороги. Н.Г. Гарин-Михайловский избирает наилучший, наикратчайший путь железнодорожного переезда со строительством большого моста. Не случайно, впоследствии создание в этом месте города Новосибирска многие исследователи прямо связывают с именем Н.Г. Гарина-Михайловского.

В 1982 году он приступает к проектированию и строительству железной дороги на участке Казань-Малмыш. Заметки Н.Г. Михайловского по проблемам развития в России железнодорожного дела хорошо известны современникам.

Он выступал  как инициатор строительства дешевых и общедоступных железных дорог узкой колеи, поэтому в министерских кругах его деятельность была встречена в штыки, он даже получил уничижительное прозвище «узкоколейщик», однако это его не смущало, и он до конца своей жизни являлся сторонником именно таких методов строительства. Остался незавершенным его проект строительства узкоколейки в Крыму, которая должна была связать Симферополь с курортными поселками Юга Крыма.

2. Исследования архивных материалов о строительстве узкоколейной железной дороги Кротовка – Серные воды

Но единственный проект узкоколейки, завершенный успешно, связан с территорией нашей области. Это узкоколейка Кротовско – Сергеевской железной дороги, построенная при непосредственном руководстве и участии Н.Г. Гарина-Михайловского в 1895-1897 годах.

Строительство Кротовско-Сергеевской железной дороги началось в сентябре 1895 года (сообщение о начале строительства с заголовком «на днях» помещено в газете «Самарские вести» от 1 сентября 1895 г.).
Н.Г. Гарин-Михайловский, впервые в своей жизни ставший руководителем такого большого дела, ввел на строительстве небывалые порядки: выборность администрации, коллегиальность в принятии решений, общественный контроль за финансами. Его административные принципы ярко выражены в одном из служебных циркуляров: «Чтобы дорога вышла действительно дешевой, необходимо, прежде всего, чтобы и мысли не могло быть о каких бы то ни было злоупотреблениях. Отстранив от себя денежную часть, я поручил все эти дела комиссии из выбранных лиц, которая во всех своих действиях отчитывается перед учрежденным мною общим собранием всех техников вверенной мне дороги. Я считаю вправе требовать и от своих сотрудников, в ведении которых находятся денежные дела, такого же отношения к делу. С этой, главным образом, целью в распоряжении их представлен штат молодых людей, студентов, людей вполне надежных, при помощи и участии которых во всех денежных делах является полная возможность, как осветить для всех истинное положение данного дела, так и гарантировать лично для себя от каких бы то не было нареканий». Общественный контроль принес свои плоды. Один из инженеров, завезший на линию гнилой материал для шпал и нажившийся на этом, был подвергнут суду чести, и был изгнан из числа коллектива строителей.

В филиале Российского государственного архива научно-технической документации  в г. Самаре находится один объемный материал, в котором отражена вся полнота проектных и инженерно-изыскательных работ, проведенных Н.Г. Гариным-Михайловским в связи с постройкой Кротовско-Сергеевской узкоколейной железной дороги (Ф.Р-787. Оп.2-4. Д.1414а).

В материале представлено 103 альбомных листа, на которых размещена проектная документация по строительству железной дороги с конкретным указанием лиц, осуществляющих постройку, а именно в качестве начальника работ указан инженер Н.Г. Михайловский, а заведующий техническим отделом инженер Табурно. Следует отметить не только отличное качество самих чертежей, но и великолепную работу  по копированию чертежей в типографии господина Реутовского в г. Самаре (1897 год), что говорит о высоком качестве полиграфического исполнения, применяемого в этот период времени в Самаре. Проект содержит почти полный перечень проработанных деталей сооружения узкоколейной железной дороги, и до сих пор, глядя на этот проект, чувствуешь, как подробно и творчески подошли проектировщики во главе с Н.Г. Гариным-Михайловским к планированию работ по созданию железной дороги с учетом профилей высот, где промерены уклоны и подъемы и спроектированы отметки полотна. О том, насколько велик был объем работ, выполненных в проекте, свидетельствует план направления линий (Ф.Р-787. Оп.2-4. Д.1414а. Л.3).

Несмотря на то, что дорога проектировалась протяженностью всего 86 км, проект её требовал вдумчивого инженерного обоснования. Поэтому в проекте были  предусмотрены, а впоследствии, и осуществлены достаточно сложные по тем временам инженерные сооружения. Чертежи этих сооружений сохранены в архивных материалах (Ф.Р-787. Оп.2-4. Д.1414а. Л.76-80).

Это мосты через реку Чесноковку и Копыловку, мост через р. Сарбай, а также самый сложный мост на 6 км железной дороги через р. Большой Кинель. Н.Г. Михайловским были также спроектированы такие инженерные сооружения, как проекты водоснабжения станций Кабаново и Сергиеввск, а также даны подробные технические обоснования расположения путей и зданий на всех остановочных пунктах железной дороги – Кротовка, Тимашево, Кабаново, Александрово, Сергиевск, включая пути и здания на разъездах.

Особое внимание Н.Г. Михайловский предавал проектированию расположений путей и зданий на станции Кротовка, поскольку в этом месте необходимо было соединить узкую колею Кротовско-Сергиевской железной дороги с имеющейся уже в эксплуатации широкой колеей Самара - Златоустовской железной дороги. Учитывая это обстоятельство, Н.Г. Михайловский детально разрабатывает примечания к прокладке железнодорожной колеи, где говорится, что узкий путь будет укладываться из рельсов типа широкой колеи в соотношении веса (18 фунтов) и длины, которая на чертеже Н.Г. Михайловского указана в футах.

Подробно были спроектированы профили  насыпей. На схеме Н.Г. Михайловского их высота определяется в принятой тогда величине  - саженях (1 м приблизительно 0,469 саженей). Н.Г. Михайловским были предусмотрены защитные меры по укреплению откосов насыпей. На чертеже они предусмотрены 5 типов, в том числе:
-Дерновое покрытие с пробивкой ивовыми кольями;
-Фашинами, плашмя по откосам;
-Мостовая из булыжников, укрепленная мхом, и т.д.

Н.Г. Михайловским была детально предусмотрена система путевых знаков, что было определено новшеством, так как ширококолейные дороги предусматривали сооружение путевых будок с обслуживающим персоналом на местах пересечения железных дорог с трактами.

Главными инженерными сооружениями дороги были спроектированные Н.Г. Михайловским здания вокзалов и помещений для размещения вокзальных служб. В целях экономии средств вокзалы строились по типовому проекту и были одинаковыми для трех станций – Кабаново, Александрово, Тимашево; на схемах хорошо видно, что вокзалы оснащались в соответствии с минимумом помещений.

Предусматривалось всего 8 небольших помещений для размещения конторы начальника станции, помощника начальника станции, пассажирское здание и помещение сторожа и стрелочника.

Большой интерес вызывает сохранившийся в архиве проект ведомственного здания. Это сооружение сохранилось до сих пор, в частности на станции Кабаново. Они представляют собой стройные башни, нижний этаж которых выстроен из кирпича с декоративной отделкой, а верхний этаж представляет собой деревянный сруб.

По замыслу Н.Г. Михайловского железная дорога создавалась для обслуживания пассажиров на курортной линии, поэтому на конечной станции предусматривалось сооружение пассажирского здания, которое отличалось от типовых вокзалов некоторыми декоративными деталями.

Станция Серные воды и до настоящего времени сберегла красивый первозданный вид, который приобрела в 1898 году при конечном строительстве железнодорожного участка. Видимо, тогда учитывались вкусы пассажиров, среди которых было немало курортников – господ из дворян и богатого купечества.

Наибольшие трудности были связаны со строительством перехода через реку Кинель, так как в этом месте ширина реки достигала 46 м.
Н.Г. Михайловским был разработан проект перехода, предусматривающий 43 пролета на деревянных быках с сооружением 38 ледорезов, причем в техническом обосновании указано, что головы главных устоев моста, а также дамб, предназначенных для отвода водяных потоков весной, должны быть укреплены особым образом булыжной мостовой из плетеных ящиков.

Проект Н.Г. Гарина-Михайловского был успешно завершен через 2 года после начала строительства. Были детально проработаны способы расположения путей и зданий на станциях Кротовка, Тимашево, Кабаново, Александрово, Сергиевск. Дорога была пущена в эксплуатацию в 1897 г.

Однако после завершения строительства дороги и смерти самого Н.Г. Гарина-Михайловского Кинельскому мосту еще предстояло выдержать несколько серьезных испытаний, о чем также сохранились материалы в филиале Российского государственного архива научно-технической документации в г. Самаре (Ф.Р-66. под названием «Проект мостов и земляного полотна Самаро-Златоустовской – Куйбышевской железной дороги»).

В архивных материалах (Ф.Р-66. Оп.1-4. Д.286 сохранился рапорт на имя начальника путей и зданий Самарской железной дороги от 30 ноября 1906 г.

Автор рапорта сообщает следующее (текст сохранен) «21 марта высокими водами р. Кинель была разрушена часть деревянного моста через р. Кинель при общей длине 110 саженей разрушению подверглись 55 саженей. В то же время из ледорезов было вынесено 10. Мост был восстановлен летом 1906 года, восстановление же ледорезов для удешевления работ было отложено для зимы, когда можно было забивать сваи со льда. В настоящее время необходимо приступить к этой работе. Разрушение моста произошло по следующим причинам: при постройке моста его строителем-инженером Н.Г. Михайловским  наивысший горизонт был принят у отметки 91.75 саженей, в зависимости от чего низ показателя был расположен у отметки 92.55 ледоход по имеющимся тогда данным не совпадает с самыми высокими водами, поэтому ледорез был доведен до отметки 90.70.

Весной 1906 года на р. Кинель были необыкновенно высокие воды, достигшие отметки 92.75 это на 0.25 выше низа прогонов. Под таким высоким горизонтом воды рекой Кинель залито несколько близлежащих озер, с которыми во время весны с более низким горизонтом они не соединялись, в результате чего, увлекли не успевший растаять на озерах лед и донесли его до моста. Таким образом, в 1906 г. ледоход совпал с самыми высокими водами. По показаниям дорожного мастера и старшего рабочего, служащих со времен постройки моста, подход льда к мосту в 1906 г. случился впервые».

Таким образом, из содержания приведенного нами рапорта следует, что разработка проекта железной дороги была осуществлена весьма квалифицированно, а обстоятельства стихийного бедствия оказались чрезвычайными, что вовсе не говорит о ненадежности проекта Н.Г. Михайловского.

Восстановительные работы проводились зимой 2906-1907  гг.  и архивный материал от 1 февраля 1907 г. (Ф.Р-66. Оп.1-4. Д.309) указывает, что было заменено 10 ледорезов Кинельского моста на общую сумму 2000 руб., что по тем временам было значительными затратами.

Вопрос о переустройстве моста через р. Кинель на 6 км Кротовской ветки снова встал в 1936 году, уже после перевода ветки в 1922 г. на широкую колею. Сохранились архивные материалы, связанные с изготовлением проекта «Переустройство моста через р. Кинель на 6 км участка Кротовка – Сергиевск» (Ф.Р-66. Оп.1-4. Д.309).

Проект разрабатывался в управлении железных дорог имени Куйбышева в 1936 г. Автором проекта являлся Триденежкин (инициалы не сохранены), а проверял предложенный проект Шатохин.

Проект предусматривал прокладку новой железнодорожной колеи левее от того моста, который был в свое время сооружен Н.Г. Михайловским.
В примечаниях к проекту (текст сохранен) указано, что «необходимо провести бетонные работы на береговом быке, устоев и пролетного железнодорожного строения со стороны Тимашево, причем это делается таким же путем, как и на речном быке, указанном на схеме Н.Г. Михайловского».

И эти факты говорят о том, насколько глубоко продуманной была в свое время предложенная схема перехода через р. Кинель инженером Н.Г. Гариным-Михайловским.

Архивные материалы филиала РГАНТД в г. Самаре (Ф.Р-66. Оп.1-4. Д.315), свидетельствуют о том, что в трудные годы Великой Отечественной войны железнодорожный переход через р. Кинель был приведен в тот самый вид, который он имеет и в настоящее время.

В архивах сохранился акт о том, что 1 июня 1941 г. прораб моста на 6 км Кротовской ветки Соколова (инициалы не сохранены), старший инженер службы пути Шляпенко, провели обследование подходов к мосту на 6 км и выявили, что отсыпка пути проведена плотно, укреплена балластом и указывалось, что можно приступить  к дальнейшей отсыпке полотна со стороны Тимашево.
Однако доведение работ до окончательного цикла было отложено из-за начала Великой Отечественной войны. 23 июля 1941 года инженер службы пути Шарунов пишет, что ввиду отсутствия на месте работ необходимого материала, работы следует отложить до их поступления.
Великая Отечественная война до поры до времени оказалась обстоятельством, препятствующим продолжению работ, но необходимо было учесть важность железнодорожного сообщения для страны в этот период времени. Можно предположить, с каким огромным напряжением сил и средств работы все-таки были продолжены. Об их успешном завершении свидетельствуют документы архива (Ф.Р-66. Оп.1-4. Д.315).
Сохранен текст телеграммы за подписью начальника Куйбышевской железной дороги Ткаченко №475, отправленной в первых числах января 1942 г. Текст телеграммы приведен полностью:
Телеграмма
Для приема эксплуатации моста Кинель 6 км Кротовской ветки подходов, назначаю рабочую комиссию в составе Председателя – Зама П. Масленикова, членов путевой части 5 Бобровского, Марковой, Соколовой, председателей НГС, геодезисткой группы, службы пути, комиссии приступить к работе 20 января 1942 г., результаты доложить мне 27 января 1942 г., технической части обеспечить 24 января 1942 г. 2 паровоза серии Э для обкатки моста и проходов.
История сооружения узкоколейной железнодорожной ветки Кротовка – Серные воды замечательна тем, что итогом деятельности Н.Г. Гарина-Михайловского и тех лиц, которые непосредственно строили пути, здания и другие сооружения железной дороги, стало возведение объекта, который служит потомкам и в настоящее время.
Интересной, но нелегкой судьбой отмечена эта дорога. Сейчас линия Кротовка – Сергиевск отнесена к категории малоперспективных направлений Куйбышевской железной дороги. Аргументом в пользу такой оценки является тот факт, что развитие сети автодорог в районах, пересекаемых железнодорожной магистралью в Кинель-Черкасском и Сергиевском, свело к минимуму поток пассажиров. Хотя по воспоминаниям лиц, когда-то пользующихся этой железной дорогой еще в 80-е годы XX века, то есть через 100 лет после начала эксплуатации, он был значительным. Это были в большинстве местные жители – рабочие Самарских заводов, студенты, сельчане, торговавшие на местных рынках и т.д. Движение пассажирских поездов по железнодорожной      ветке Кротовка – Серные воды в 1996 году прекратилось полностью. Сейчас она используется только для товарных грузоперевозок. Но если вернутся к 50-м годам прошлого века, то необходимо вспомнить, что на территории Кинель-Черкасского и Сергиевского районов в тот период времени началась промышленная добыча нефти, тогда же сформировался город нефтяников Отрадный, и тогда на правительственном уровне рассматривался вопрос о продлении железнодорожной колеи от станции Серные воды до станции Пронино, и далее на станцию Агрыз. Это давало возможность создания железнодорожного плеча для перевозки нефтегрузов кратчайшим путем из Самарской области в районы Северного Урала. План строительства железной дороги Агрыз-Пронино-Сургут (поселок Серноводск) даже начали осуществлять с прокладкой железнодорожного полотна, о чем говорят, например, старожилы поселка Исаклы.
3. Перспективы использования железной дороги Кротовка – Серные воды в настоящее время
В публикации В. Акшаева в газете «Куйбышевские железные дороги» от 8 июня 2012 года, размещенной на сайте «mihalychamJune 11th, 2012» говорится о перспективах ветки:
«Сотрудник Поволжского музея железнодорожной техники под открытым небом Александр Лысак считает, что есть все возможности открыть на маршруте Кротовка – Серные воды движение ретропоезда, при условии, что этим заинтересуются коммерческие структуры, которые бы придали историческому туру вектор развития. Условия есть: в Пензе практически под парами стоит паровоз, который может работать на этой ветке. И вагончики найдутся».
«Пейзажи для участников экскурсий открываются великолепные, множество S-образных кривых на пути, интересные искусственные сооружения, - говорит он. – Отсутствие контактной сети  открывает широкий простор».
Интересно, что на ветке Кротовка – Серные воды длиной в 86 км насчитывается 38 мостов – почти по два на каждый километр. Они разных лет постройки. Как утверждает начальник Самарской мостоиспытательной станции Андрей Корольков: «Таких мостов, какие эксплуатируются на этом участке, у нас на дороге больше нет. Старогодними мостами мы считаем постройки 1931 года. Здесь действуют мосты 1888 года, по расчетным нормам 1884 года. Конечно, они усилены в последующие годы, но основания их сохранены».
Проезжая по бывшей узкоколейке, мы будто знакомимся с раритетами прошлого в действующем музее под открытым небом. В начале пути встречаются больше мосты первой трети прошлого века. На девятом километре при выезде из Тимашево пересекаем мост, установленный в 1928 году.
«Изготовлен он намного раньше, - комментирует Андрей Корольков. – Привезен с перегона главного хода. Я видел подобное строение на Ломовской ветке. Там мост установлен в 1916 году по расчетным нормам 1907 года. Фермы, балки, элементы – это практически то, что на главных путях давно уже не эксплуатируется. Скажу больше, сейчас просто невозможно встретить строение 1884 года на эксплуатируемых путях. Уверен, что таких уже нет в природе. А на нашей дороге сохранены они лишь здесь, на ветке Кротовка – Серные воды».
В конце маршрута мы такие старинные мосты осмотрели очень внимательно. Всё это богатство обслуживает Кротовская дистанция пути. Мостовой мастер Вепхия Самхарадзе бережно относится к обслуживаемому участку с мостами и искусственными сооружениями. Он показал каменную трубу, относящуюся к 1896 году. Постройка овоидальная, такие можно сделать лишь на Кавказе. Кирпичная кладка всем своим видом говорит о том, что спокойно пережила столетия.
«Посмотрел мостики, которых нигде не найти. Конструкции их не однотипные. А трубы, сохранившиеся с прошлых времен, просто уникальные. Всё это надо реставрировать и сохранять, но никак не менять», - искренне радуется увиденному сотрудник Поволжского музея железнодорожной техники, в прошлом мостовик Александр Лысак.
Заключение
В 2012 году исполнилось 115 лет со дня начала строительства железнодорожной ветки Кротовка – Серные воды. Сегодня можно прямо сказать, что железнодорожное сооружение, которое связано со славным именем нашего земляка Н.Г. Гарина-Михайловского, выдержало проверку временем.
По воспоминаниям современников он однажды произнес фразу, которая стала девизом его жизни: «Счастливейшая страна Россия! Сколько интересной работы в ней, сколько волшебных возможностей, важнейших задач!». Этот девиз оказался воплощенным в понятие железная дорога, а дорога – это ведь путь, по которому можно двигаться постоянно из прошлого в настоящее и будущее. Дорога, построенная Н.Г. Гариным-Михайловским, прошла через судьбы миллионов людей. Это не  только те, кто её строил и модернизировал, это не только те, кто упомянут в докладе. Сколько людей ехало в вагонах по этой дороге, сколько важнейших грузов было перевезено по ней особенно в годы Великой Отечественной войны, да и в наше время. Отдавая дань памяти прошлому необходимо задуматься и о будущем этой железнодорожной ветки, у этой ветки нелегкая судьба, как и у всей России, но будем надеяться, что память о прошлом не оборвется!
5. Список использованной литературы и источников
1.Акшаев В. Выдержки из статьи газеты «Куйбышевские железные дороги», 8 июня 2012 год.
2.Бялый Г.А. Н.Г. Гарин-Михайловский, биография. – М. 1954.
3.Горький М. О Гарине-Михайловском. Собрание т.17, М., 1952.
4.Куприн А.И. Память Н.Г. Михайловского (Гарина). Собрание сочинений, т.6., М., 1958.
5.Миронов Г.М. Поэт нетерпеливого созидания. Н.Г. Гарин-Михайловский. Жизнь, творчество, общественная деятельность. М., 1965.
6. Юдин И.М. Н.Г. Гарин-Михайловский. Л., 1969
7. Филиал РГАНТД. Ф.Р-66. Оп.1-4. Д.315
8. Филиал РГАНТД. Ф.Р-66. Оп.1-4. Д.309
9. Филиал РГАНТД. Ф.Р-787. Оп.2-4. Д.1414а

 

Белых Екатерина Сергеевна – 3 место
Студентка 1 курса факультета экономики и управления
Самарского государственного аэрокосмического университета

 

Звезды на башнях Московского кремля

ВВЕДЕНИЕ

Московский кремль – центральная часть нашей столицы, местопребывание правительства страны – является древнейшим ядром Москвы и представляет собой великолепный архитектурный ансамбль, складывающийся на протяжении нескольких веков. Причем в постройках различных времен творчески развивалась ранее существовавшая композиция. В архитектуре Кремля ярко отразились многие этапы исторического развития русского народа и Русского государства, и нашли блестящее выражение характерные черты национальной культуры. Архитектурный комплекс кремля образован храмовыми и дворцовыми зданиями, прекрасными ярусными кремлевскими башнями.

Грандиозные сооружения советской эпохи, новые здания, мосты, асфальтированные площадки, продолжают и развивают архитектурные традиции кремлевских построек, что создает органическое единство с древним ядром нового величественного ансамбля современной Москвы. Современные технические достижения позволили интересными решениями дополнить красоту и величие архитектурного ансамбля Московского Кремля.

Одним из достижений технической мысли 20 века являются пятиконечные звезды, которыми увенчаны пять башен Кремля (Спасская, Никольская, Троицкая, Боровицкая и Водовзводная).
Видимые издалека, благодаря своим размерам и помещенному внутри мощному источнику света, кремлевские рубиновые звезды составляют единое целое с башнями и воспринимаются как архитектурно-художественный символ столицы России. По своему устройству кремлевские рубиновые звезды являются выдающимися достижениями отечественной технической мысли.

Одной из актуальных проблем в настоящее время является спор политиков о замене кремлевских звезд орлами. В настоящее время развернулась дискуссия: что делать со звездами? Нужно ли вернуть орлов?

Цель работы состоит в изучении истории установления звезд на башнях Московского Кремля.

1. КАК УСТАНАВЛИВАЛИ ЗВЕЗДЫ НА БАШНЯХ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ. 1937 г.

В октябре 2010 г. исполнилось 75 лет со дня установления звезд на башнях Московского кремля. Звезды были изготовлены взамен двуглавых гербовых орлов, являвшихся государственной символикой России и находившихся на верхушке шатров Кремлевских башен с XVII века. Примерно раз в столетие медных позолоченных орлов меняли. На момент снятия орлы были разного года изготовления: самый старый орел Троицкой башни – 1870 г., самый новый – Спасской башни – 1912 г.
В августе 1935 г. в центральной печати было опубликовано сообщение ТАСС: «Совет Народных Комиссаров СССР, ЦК ВКПБ решили к 7 ноября 1935 г. снять 4 орла, находящиеся на Спасской, Никольской, Боровицкой, Троицкой башнях Кремлевской стены, и 2 орла со здания Исторического музея. К этому же сроку решено установить на указанных 4 башнях Кремля пятиконечную звезду с «серпом и молотом»».

Проектирование и изготовление первых Кремлевских звезд было поручено Горьковскому автомобильному заводу им.  В.М. Молотова (2 звезды), московскому авиационному заводу №39 им. В.Р. Менжинского (1 звезда) и мастерским Центрального аэрогазодинамического института (2 звезды). Академик Ф.Ф. Федоровский взялся за разработку эскизов будущих звезд. Он определил их форму, размеры, рисунок. Кремлевские звезды решили изготовить из высоколегированной нержавеющей стали и красной меди. В середине каждой звезды, с обеих сторон, должны были сверкать выложенные из драгоценных камней эмблемы серпа и молота.

К 1 ноября 1935 г. звезды установили на Троицкой, Никольской и Боровицкой башнях. Однако очень скоро они потеряли свою первоначальную красоту. В результате копоти, пыли и грязи московского воздуха, а также осадков самоцветы потускнели, а золото потеряло свой блеск. К тому же они не в полной мере вписывались в архитектурный ансамбль Кремля из-за своих размеров: звезды получились слишком большими и тяжело нависали над башнями.

В 1937 г. правительство приняло новое решение – вместо потерявших блеск самоцветных звезд установить другие – светящиеся рубиновые с золотыми переплетами. Свет уральских самоцветов и золота должен быть заменен на свет ламп. Причем, сделать это нужно в 2-месячный срок. [1;43-44]

Сохранился приказ народного комиссара тяжелой промышленности В.И. Межлаука №483 от 2 июня 1937 года об изготовлении 5 звезд (для Спасской, Боровицкой, Троицкой, Водовзводной и Никольской башен Московского кремля) со всеми необходимыми устройствами для их промывки, очистки и освещения. ЦНИИМаш был назначен ответственным за выполнение поручения правительства. Главным инженером по разработке проекта стал заместитель директора института по научно-технической части А.Ф. Ланда, известный своими изобретениями в области металлообработки. Перед проектировщиками стояла задача создать такую конструкцию звезды, которая бы не подвергалась коррозии, а с наружных стекол легко бы смывалась грязь, копоть, пыль.

В фонде хранится проект Кремлевских звезд, разработанный группой А.Ф. Ланда. Это пять массивных альбомов в красном переплете с золотым теснением, каждый содержит рабочие чертежи на одну из башен. Звезды представляли собой сложное техническое сооружение. Все детали к ним изготовлялись из 2-х мм листовой меди путем штамповки и сварки. Изготовленные звезды имели сверхпрочную надежную конструкцию, пульты управления всех механизмов были удобны в техническом обслуживании. Несущая конструкция, сделанная из нержавеющей стали, представляет собой пятиконечную пространственную звезду, концы которой имеют форму четырехгранной пирамиды. Прочность и жесткость конструкции рассчитаны на максимальное давление ураганного ветра, равное 200 кг/м², или 1200 кг на каждую звезду. Длина ламп мощностью 5000 Вт составляет 383 мм, диаметр колбы – 177 мм, высота светового центра 255 мм, размах лучей звезды – 3,75 м². Площадь наружной поверхности – 4,5 м². Для придания звездам рубиново-красного цвета, хорошо видимого с больших расстояний днем и ночью, использовались два типа стекол: снаружи – красное рубиново-селеновое стекло толщиной 10 мм, а под ним, внутри, молочно-белое толщиной 3 мм. Чтобы световой поток распределялся равномерно, сбоку лампы были установлены два металлических параболических зеркала, с помощью которых свет в звезде фокусировался и «добавлялся» в концы верхнего луча.

От чрезмерного нагрева верхних слоев звезды, перегрева лампы была разработана постоянно действующая вентиляционная система, пропускающая через звезду холодный, очищенный от механических примесей и влаги воздух. Этот же воздух с помощью другой специальной системы непрерывно очищал звезду снаружи от пыли или снега. Несмотря на значительную массу (около 1 тонны) звезды сравнительно легко вращаются при изменении направления ветра. Механизмы подъемные приспособления тают возможность проводить периодически очистку внутренних и внешних поверхностей от пыли и копоти. Механические устройства заменяли перегоревшие лампы в течение 30 - 35 минут. Особенностью Кремлевских звезд является то, что днем они подсвечиваются сильнее, чем ночью.

При выполнении работ по изготовлению и установке звезд на башнях Московского Кремля принимали участие около двух десятков организаций, сотни первоклассных специалистов. Срочное задание правительства было с честью выполнено. Несмотря на это судьба многих ответственных сотрудников Наркомата тяжелой промышленности СССР, других организаций, ученых и инженеров, принимавших участие в этом уникальном проекте, сложилась трагически: в 1937 — 1938 гг. были арестованы и расстреляны Е.М.Альперович, О.Э.Болдвин-Тыверовский, В.И.Межлаук, Д Е.Перкин, Я.С.Рабинович, И.И.Тодорский и др. Долгие годы информация о том, как устанавливали звезды на башнях Московского кремля, кто являлся их творцом, была засекречена. Введение в научный оборот имеет не только познавательное значение, но и является данью памяти людям, результаты самоотверженного труда которых и сегодня сияют ярким рубиновым светом в центре российской столицы. [1;44-45]

Все конструктивные элементы звезды выполнялись из нержавеющей стали, обрамленной позолоченной красной листовой медью. Специальное рубиновое стекло для звезд было сварено и обработано под руководством

Н.И.Курочкина. Для равномерного и яркого освещения всей поверхности звезды изготовили уникальные лампы накаливания мощностью от 3700 до 5000 ватт, которые были выполнены под руководством Р.А.Нелендера. Для предохранения звезд от перегрева специалисты разработали особую вентиляционную систему.

С установкой рубиновых звезд вертикали кремлевских башен стали ещё более нарядными и величественными.

В августе 1945 года было решено провести ремонт и реконструкцию звезд, входе которой красную медь позолотили гальваническим способом с двух сторон. На золочение всех звезд было израсходовано более 27 килограммов золота. Звезды остеклили совершенно по-новому - трехслойным рубиновым стеклом, сваренным на заводе «Красный май» в Высшем Волочке по рецепту, разработанному Н.С.Шпиговым. Рубиновые стекла на звездах Спасской, Троицкой и Боровицкой башен сделали объемными, что значительно усилило эффект рубинового отражения.

Последний капитальный ремонт звезд был проведен в 1974 году. [2]

2. ОСОБЕННОСТИ КОНСТРУКЦИИ

В основании каждой звезды установлены специальные подшипники, чтобы они, несмотря на свой немалый вес (более 1 т), могли вращаться как флюгер. «Оправа» звёзд выполнена из специальной нержавеющей стали — продукции подмосковного завода Электросталь.

Каждая из пяти звёзд имеет двойное остекление: внутреннее из молочного стекла, которое хорошо рассеивает свет, и наружное — из рубинового, толщиной 6-7 мм. Сделано это со следующей целью: на ярком солнечном свете красный цвет звёзд казался бы черным. Поэтому внутри звезды поместили слой стекла молочно-белого цвета, которое позволяло звезде смотреться ярко, и вдобавок делало незаметными нити накаливания ламп. Звезды имеют разные размеры. На Водовзводной размах лучей 3 метра, на Боровицкой - 3,2 м., на Троицкой - 3,5 м., на Спасской и Никольской - 3,75 метра.

Рубиновое стекло было сварено на стекольном заводе в Константиновке, по рецепту московского стекловара Н. И. Курочкина.
Нужно было сварить 500 м² рубинового стекла, для чего была придумана новая технология — «селеновый рубин». До этого для достижения нужного цвета в стекло добавляли золото; селен — это и дешевле, и цвет глубже.

Лампы для кремлёвских звёзд были разработаны по специальному заказу на Московском электроламповом заводе, их разработкой занимались специалисты светотехнической лаборатории Всесоюзного электротехнического института. В каждой лампе смонтированы две нити накаливания, включённые параллельно, поэтому даже при перегорании одной из них лампа не перестанет светить. Изготовлены лампы на Петергофской гранильной фабрике. Мощность ламп, установленных в звёздах на Спасской, Троицкой и Никольской башнях — 5 кВт, на Боровицкой и Водовзводной — 3,7.

Как сделать так, чтобы звезда была равномерно освещена, если установленная в середине лампа всегда будет делать центр звезды ярче, чем ее вершины? От идеи установить внутри звёзды множество лампочек отказались, и для обеспечения равномерного распределения светового потока, лампа заключена во множество стеклянных призм. С этой же целью стекло на концах лучей звёзд имеет меньшую плотность, чем в центре. А ещё особенностью кремлевских звёзд является то, что днём они подсвечиваются сильнее, чем ночью.

Во время Великой Отечественной войны звёзды потушили и зачехлили брезентом, так как они были очень хорошим ориентиром для вражеской авиации.

Когда сняли защитную маскировку, стали видны осколочные повреждения от зенитной батареи ПВО Москвы среднего и мелкого калибра, защищавшей центр столицы от налетов немецкой авиации, расположенной в районе Большого сквера Кремля. Полную реставрацию завершили к Новому 1946 году. Было сделано трёхслойное остекление: между рубиновым и молочным стеклом поместили хрустальную прослойку. Заново был позолочен стальной каркас. Когда звёзды снова зажгли, они стали ещё ярче и нарядней.
Центральный пульт контроля и управления вентиляцией звёзд находится в Троицкой башне Кремля. Ежедневно два раза в сутки визуально проверяется работа ламп, а также осуществляется переключение вентиляторов их обдува. Для предохранения звёзд от перегрева была разработана вентиляционная система, состоящая из фильтра для очистки воздуха и двух вентиляторов, один из которых является резервным. Перебои в электроснабжении не страшны для рубиновых звезд, так как они имеют автономное питание.
Моют звёзды, как правило, каждые пять лет. Ежемесячно для поддержания надёжной работы вспомогательного оборудования проводятся плановые профилактические работы; более серьезные работы выполняются раз в восемь лет. [3;96]

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Работа, имеющая колоссальное техническое и политическое значение. Как устанавливали звезды на башнях Московского Кремля. 1937 г. /О.Н. Солдатова, В.Н. Яшанова// Исторический архив: Научно-публикаторский журнал. - 07/2011. - №4. - с.43-56.
2. Московский Кремль. Путеводитель. - М.: Моск. рабочий. 1990. - 288 с.: ил.
3. Гончаренко В.С. Московский Кремль. Стены и башни. Путеводитель. - М.: ГИКМЗ "Московский Кремль", "Арт-Курьер", 2001. - 96 с.
4. Гончарова А.А., Хамцов А.И. Стены и башни Кремля. М., 1980
5. Филиал РГАНТД. Ф.Р-11. Оп.1-6. Д.17
6. Филиал РГАНТД. Ф.Р-11. Оп.1-6. Д.15. Л.1-3.
7. Филиал РГАНТД. Ф.Р-11. Оп.1-6. Д.17. Л.7-8
8. Филиал РГАНТД. Ф.Р-91. Оп.2-1. Д.31. Л.2-9.
9. Филиал РГАНТД. Ф.Р-91. Оп.2-1. Д.31. Л.69.
10.Филиал РГАНТД. Ф.Р-91. Оп.2-1. Д.31. Л.47-48

Шарапова Екатерина Александровна – 3 место
Студентка 1 курса факультета экономики и управления
Самарского государственного аэрокосмического университета.

Звукоулавливатели и первые радиолокационные станции в СССР (1915-1945 гг.)

Введение

Данное исследование посвящено проблеме создания в межвоенный период двух параллельных систем обнаружения самолетов: звукоулавливательных и радиолакационных станций (РЛС). В начале первой мировой войны появились первые образцы звукоулавливателей, в межвоенный период в СССР активно велись работы по созданию систем радиообнаружения; с началом Великой Отечественной войны и акустические, и радиоустройства были взяты на вооружение вновь созданных специальных частей в составе противовоздушной обороны.

Цель данной работы – найти объяснение историческому факту длительного использования морально «устаревших» звукоулавливателей. Сложность изучения историко-технической литературы заключалась в том, что необходимо было сначала разобраться  в достижениях разноплановых сфер науки и техники, прежде всего, приборостроения, математики и физики. Поэтому одной из главных задач исследовательской работы стало выявление тех открытий и опытных моделей, без которых невозможно бы было создание техники радиообнаружения. Для этого привлечены были работы специалистов в области радиолокации Г.Я. Члиянца, М.М. Лобанова, А.И. Шокина, Ю.Б. Кобзарева. [1; 34]

Актуальность исследования состоит в том, что радиолокация в современной России – одно из немногих конкурентоспособных направлений радиоэлектроники: серийные поставки радиолокационной техники осуществляются для нужд Минобороны РФ, гражданских ведомств, иностранным заказчикам. Современные радиолокационные системы позволяют с большей точностью измерять координаты целей, параметры их движения, определять не только формы объектов, но и структуру их поверхности. Для обеспечения контроля воздушного пространства радиотехнические войска ВВС РФ используют современные радиолокационные комплексы и станции: РЛК средних и больших высот «Небо-М», РЛС средних и больших высот «Противник Г1М», «Сопка-2». РЛК малых высот «Подлет К1» и «Подлет М», РЛС малых высот «Каста 2Е2»: авторизованные системы «Фундамент», «Крым».

Еще одна важная задача:  изучение деятельности специального подразделения в войсках ПВО военного времени, так называемых «слухачей». Таким «слухачем» была моя прабабушка, Ясавина Вера Михайловна, воспоминания которой легли в основу данной работы. Кроме того, в работе были использованы труды инженер-капитана Бажанова С.А., где он в популярной форме сообщает самые первоначальные сведения по радиолокационной технике, также в книге «Что такое локация» изложены основные принципы радиолокации и дано оисание важнейших элементов радиолокационных станций. Также была использована монография кандидата исторических наук Д.Д. Чеханала «Военное небо Поволжья», где автор на основе документальных источников рассматривает боевую деятельность противовоздушной обороны  в Поволжье и показывает роль летчиков, зенитчиков, прожектористов в ВОВ. Чтобы показать роль женщин в ВОВ, было использовано научное исследование, написанное на общесоюзном материале. Это работа В.С. Мурманцевой, изданная в 1974 г. Автор определила масштабы мобилизации и военной подготовки женщин, рассмотрела порядок прохождения ими службы во всех видах Вооруженных сил и родах войск. [2] Также в данном исследовании были использованы труды Пенроуза и Боулдинга [3] для того, чтобы лучше узнать особенности первых звукоулавливателей, появившихся в Англии и Америке.

1.    Создание звукоулавливателей и радиолокационных станций в 1914-1941 гг.

30 августа 1914 года впервые в истории было совершено нападение с воздуха на крупный населенный пункт, находившийся в глубоком тылу. В тот день летчики кайзеровской Германии сбросили бомбы на Париж. [4;87] В результате тыл перестал быть зоной нахождения вне сферы вооруженной борьбы, и, следовательно, воевавшим странам потребовалась принципиально новая техника ведения боя и отражения атак противника. В 1914-1918 гг. возник целый ряд областей военной техники, в первую очередь танки и противотанковая оборона. Противодействием танкам стала авиация. Уже в первые дни войны самолеты заглядывали за труднопреодолимую с земли оборонительную полосу противника, разведывали обстановку его фронтового тыла. Они вели обнаружение сосредоточения и перегруппировки частей врага, занимались подвозом вооружения, поддержания связи между войсковыми штабами, разведкой на море, бомбардировкой морских баз.

В отличие от противотанковой обороны, которая развивалась сравнительно равномерно с прогрессом в танкостроении, при создании средств противовоздушной обороны (ПВО) сложилась угрожающая диспропорция в пользу бомбардировочной авиации противника. [5; 8-9] Военные техники обратились к акустике как методу определения местонахождения артиллерии и пути движения самолетов. Разработки в области военной акустики и звукометрии стали также применятся для измерения глубин, обнаружения препятствий, связи между подводными судами. [6]

Построение системы ПВО в России началось при организации воздушной обороны Петрограда и Царского Села. 30 (17) ноября 1914 г. Командующий 6 армии объявил специальную инструкцию, на основании которой была организована воздушная оборона Петрограда и его окрестностей. Воздушная оборона столицы России начала осуществляться 8 декабря (25 ноября) 1914 г с введением в действие «Инструкции по воздухоплаванию в районе 6 армии» появления «постов наблюдения за небосводом», впоследствии объединенных в службу воздушного наблюдения, оповещения и связи  (ВНОС). Самые первые подразделения были оборудованы пулеметами и легкими пушками. В 1915 г. Для прикрытия войск и противовоздушной обороны некоторых крупных центров страны начали применять авиацию, аэростаты воздушного заграждения и зенитные прожекторы. В первую мировую войну воздушная оборона создалась также для защиты других городов, в частности Одессы и Николаева, крупных штабов, группировок войск на всех фронтах действующей русской армии. [7]

В основном использовались оптические приборы [8; 171]: бинокли и стереотрубы для наблюдателей постов воздушного наблюдения, оповещения и связи, оптические визиры и дальномеры для зенитной артиллерии. [5; 14] Широко применялся также способ радиопеленгации – обнаружение радиопередающих станций. [4; 13]

Во многих странах в годы Первой мировой войны были созданы приборы, которые обнаруживали самолет по звуку двигателей – звукоулавливатели. Первые попытки в направлении устройства звукоулавливателей сводились к применению больших рупоров. Вращая рупор, узкий конец которого соединен резиновой трубкой со специальными раковинами, одетыми на уши слухача, этот слухач может обнаружить направление рупора на звучащий предмет. Военные инженеры искали способы увеличения точности определения направления для низких частот гула мотора самолета. Так были созданы различные модификации звукоулавливателя с двумя или четырьмя широко расставленными и сильно вытянутыми «ушами».

Воздушная оборона Советского государства делала свои первые шаги в годы Гражданской войны и военной интервенции, но после окончания Гражданской войны были проведены значительные сокращения в частях воздушной обороны, как и во всей Красной Армии. Это привело к тому, что в 1921-1924 гг. советской противовоздушной обороны как системы просто не было. В период военной реформы 1924-1925 гг. возникла идея создания систем для обнаружения и освещения самолетов, состоявших из звукоулавливателей и зенитных прожекторов. Освещенный самолет мог быть атакован истребителем-перехватчиком или обстрелян огнем зенитных батарей и зенитных пулеметов. Комплексное применение оптических и акустических средств стало считаться оптимальным решением проблемы обнаружения самолетов противника в любое время суток и при любых погодных условиях. Теперь главное внимание в исследованиях было сосредоточено на устранении воздействия ветра, мешавшего воспринимать шум самолета операторами-слухачами звукоуловителя. Для этой цели использовались методы и средства шумоподавления, селекции и электрического усиления самолетного шума. Над созданием звукоулавливателей, которые вошли в состав приборов управления артиллерийским зенитным огнем (ПУАЗО) в СССР работали: Центральная радиолаборатория (ЦРЛ), Всесоюзный электротехнический институт (ВЭИ), Военная артиллерийская академия (ВАУ) имени Ф.Э. Дзержинского и Научно-исследовательская лаборатория артиллерийского приборостроения Главного артиллерийского управления (НИЛАП ГАУ). Образцы первых звукоулавливателей испытывались на подмосковном полигоне в 1929-1930 годах. В 1931 г. Были созданы опытные образцы системы «Прожзвук» (крупногабаритный звукоулавливатель и полутораметровый электрический прожектор) [1;34], разработанные по заданию Военно-технического управления (ВТУ) РККА на прожекторном заводе «Фрезер» (Москва). Испытание звукоулавливателя были проведены в марте 1932 года с целью определения надежности обнаружения самолета в воздухе. После обработки результатов испытаний оказалось, что максимальный успех поиска самолета лучом прожектора не превышает 50-60% случаев в благоприятных метеоусловиях (безветренная погода, акустическая прозрачность), в отношении одиночных целей, при отсутствии шумовых помех от других (посторонних) самолетов. Тем не менее, система «Прожзвук» была первым техническим средством  обнаружения самолетов, применявшейся войсками ПВО совместно с зенитной артиллерией и истребительной авиацией. Дальнейшие разработки были направлены на повышение дальности обнаружения самолета за счет увеличения размеров звукоприемников и электроакустических схем усиления.

Параллельно с усовершенствованием звукоулавливателей в СССР, Германии, Великобритании и США развернулись научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по «радиообнаружению» объектов. В Англии в 1934 г. Робертом Ватсон-Ваттом была разработана первая модель радиолокационной системы для точного места обнаружения самолетов, а в 1935 году на основе опытов инженеров Хайланда и Тейлора был создан первый радар. В Германии в 1938 году создали станцию дальнего обнаружения «Фрея», затем «Вюрцбург», а к 1940 году германская ПВО располагала сетью таких станций. Тогда же южное побережье Англии прикрыло сеть РЛС (линия Чейн Хоум), обнаруживавших вражеские самолеты на большом расстоянии.

В СССР в 1930 г. советскими учеными Н. Мандельштамом и Л. Папалекси была разработана теория радиоинтерференционного измерения расстояний. С октября 1933 г. начались планомерные научные исследования и опытно-конструкторские работы по радиолокации. В итоге опытов ЦРЛ, проведенных в январе 1934г. инженерами  Ю.К. Коровиным, С.Н. Савиным, В.А. Тропилло, В.В. Елизаровой и А. Треумновым, впервые в нашей стране была экспериментально доказана практическая возможность радиообнаружения самолета по отраженной от его поверхности электромагнитной энергии. Не менее важный вклад в развитие советской радиолокации внес П.К. Ощепков, подготовивший в 1934 г. проект «Электровизор» - одну из первых программ создания радиолокационных комплексов. [4;87]

За первую половину 1934 г. под руководством  Б.К. Шембеля инженеры ЛЭФИ (Ленинградский электрофизический институт) В.В. Цимбалин и А.Я. Гейман спроектировали пять вариантов искровых генераторов (в диапазонах 60-100 и 20-50 см). К лету 1935 г. в ЛЭФИ под руководством Б.К. Шембеля инженерами М.Д. Гуревичем (старшим), Э.И. Голованевским и М.Г. Курилко была изготовлена экспериментальная установка радиообнаружения самолетов «Буря» для зенитной артиллерии с двумя параболическими антеннами диаметром 2 м, которые были укреплены рядом на общей опоре и могли вращаться в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Осенью 1935 г. были успешно испытаны первые установки радиообнаружения самолетов для зенитной артиллерии, определявшие две угловые координаты: азимут и угол места. [5]

Полевые и военные испытания подтвердили преимущества радиолокационных станций перед звукоулавливателями: большую дальность действия радио (радиолокационной станции 150-200 км, звукоулавливателя – 15-25 км); отсутствие у РЛС чувствительности к посторонним звукам, возможность определить расстояние до приближающегося самолета; возможность обнаружить «молчаливые» объекты, например, аэростаты, планеры; быстрота и надежность определения координат самолета. [9;22]

В 1937 году научно-испытательный и исследовательский институт Красной Армии (НИИИС КА) создал систему радиообнаружения "Ревень" (РУС-1), которая была создана на основе идей Ощепкова. В комплект системы входили: передающая и две приемные станции, смонтированные на автомашинах. Располагались автомашины на местности так, что передающая находилась в центре линии между приемными станциями на расстоянии 30-40 км от каждой приемной станции (на одной прямой). Передающая станция создавала в стороны приемных направленное  излучение в виде завесы ("забора"), при пересечении которой самолеты обнаруживались приемными станциями по биениям прямого и отраженного сигналов, регистрировавшихся на бумажной ленте записывающего прибора - ондулятора. В октябре-декабре 1937 г. система "Ревень" проходила первые испытания под Москвой, а после некоторой доработки летом 1938 г. подверглась детальным испытаниям, установившим надежное обнаружение самолетов при пересечении ими днем и ночью линии расположения передающих и приемных станций. Полученные результаты позволили представить будущую систему воздушного наблюдения ПВО при использовании системы "Ревень". О результатах испытаний было доложено Народному комиссару обороны, который поручил Управлению связи КА дать срочный заказ промышленности на изготовление пробной партии систем "Ревень". В сентябре 1939 г. приказом Народного комиссара обороны система "Ревень" была принята на вооружение войск  ПВО под названием РУС-1 (радиоулавливатель самолетов). В это же время она была использована в  ходе советско-финской войны. До начала Великой Отечественной войны радиозавод выпустил 45 комплектов системы РУС-1, которые в период войны работали в системе ПВО Дальнего Востока и Закавказья. [8;173] Дальнейшее производство систем было прекращено, так как на вооружение после ВНОС начали поступать радиолокационные станции дальнего обнаружение РУС-2, обладавшие более высокими тактико-техническими данными и возможностями. К началу Великой Отечественной войны в системах ПВО Москвы и Ленинграда имелось 41 РЛС РУС-1. Зимой 1939 г. система РУС-1 получила первый опыт боевого применения. Для исключения внезапности налетов финской авиации на Ленинград вокруг города с помощью РУС-1 была создана полоса радиоснабжения, которая позволяла уточнять участки и направления пролетавших самолетов. Сведения об этих самолетах передавались на ГП ВНОС Ленинградского корпуса ПВО.

Система РУС-1 по существу и по принципиальным признакам не являлась радиолокатором. По аналогии с существовавшими в то время звукоулавливателями систему радиообнаружения назвали "РадиоУловитель самолетов". Эта система радиообнаружения самолетов, пролетавших условную линию, образованную длинной цепью станций типа радиогенератор-обнаружитель (РГО) - радиоприемник-обнаружитель (РПО). Совокупность станций РГО-РПО, устанавливаемых в линию, образовывала в охраняемом воздушном пространстве "радиозабор". Все станции систем РУС-1, которые в Ленинградском военном округе начали устанавливать вдоль линии границы с Финляндией с апреля 1941 года должны были передавать свои донесения по телефонным линиям связи или по радио непосредственно на ГП ВНОС, расположенный в Ленинграде.

Параллельно с августа 1938 г. разрабатывалась система, основанная на импульсном методе излучения. К лету 1939 г. ЛФТИ и НИИИС КА (руководитель работы А.И. Шестаков) создали передвижную станцию, получившую название  "Редут". Испытания стационарной установки ЛФТИ подтвердили блестящие возможности импульсной техники, в августе 1939 г в НИИИС КА были проведены полигонные испытания "Редута". К апрелю 1940 г. было изготовлено два опытных образца станции "Редут". В состав каждой станции входили: передатчик мощностью 50 кВт, с длиной волны 4 м, смонтированный внутри фургона, вращающегося на шасси автомашины; приемная аппаратура в таком же вращающемся фургоне на автомашине с отметчиком и светящейся разверткойна экране ЭЛТ, рассчитанной  на дальность обнаружения до 100 км; две антенны типа "волновой канал", жестко укрепленные на каждом фургоне с синхронным вращением. В антенне имелось пять директоров, один активный вибратор и один рефлектор; агрегат питания мощностью 30-40 кВт, смонтированный на автомашине ГАЗ-3А (третья автомашина станции). В июне-июле 1940 г. один образец был испытан в НИИИС КА, а другой - в войсковой части ВНОС под руководством офицера службы ВНОС  П.В. Васюкова. Оба образца успешно прошли испытания и показали одинаковые результаты, полностью соответствовавшие прошлогодним испытаниям станции "Редут" (ЛФТИ-НИИИС КА). Так постановлением от 26 июля 1940 г. станция "Редут" была принята на вооружение войск ПВО под названием РУС-2. За научно-технический вклад в создание первых станций дальнего вооружения самолетов группе сотрудников ЛФТИ  Ю.Б. Кобзареву, П.А. Погорелко и Н.Я. Чернецову в 1941 г. была присуждена Государственная премия СССР. Они стали первыми лауреатами Государственной премии в области радиолокации.

Таким образом, радиолокационная станция (РЛС) "Редут" стал первым отечественным импульсным радиолокатором. Он вошел в историю под названием РУС - 2, неправомерно унаследовав аббревиатуру от РУС-1. К началу Великой Отечественной войны было изготовлено 10 комплектов РУС-2, установленных в системе ПВО Московской области.
С декабря 1940 г. по май 1941 г. разрабатывалась еще более совершенная РЛС «Пегматит»,  но до войны успели выпустить лишь опытную партию. Станция «Пегматит» была принята на вооружение с классификацией «РУС-2с» в автомобильном варианте. Всего в предвоенный и военный период было выпущено 651 комплект станций дальнего обслуживания (РУС-1, РУС-2, РУС-2с). [8;174-175].

2. «Слухачи» в составе войск противовоздушной обороны в 1941-1945 гг.

Великая Отечественная война застала войска противовоздушной обороны (ПВО) в период их перевооружения. В июле 1941 г. Государственный комитет обороны (ГКО) принимает ряд мер по усилению прикрытия Москвы и Ленинграда, Ярославского и Горьковского промышленных районов, по защите стратегических мостов через р. Волгу. С этой целью было ускорено формирование частей истребительной авиации, зенитной артиллерии, зенитных пулеметов и прожекторных частей. На вооружении войск ПВО в тот момент состояли две системы дальнего обслуживания РУС-1 с непрерывным излучением, действующая по принципу радиозавесы, и импульсная РУС-2, способная не только обнаруживать цели, но и определять направление и дальность. Было их, правда, немного – 44 РУС-1 (из них только 28 в войсках) и 1 РУС-2. Для сравнения: прожекторов войска ПВО имели 1597 штук. РУС-1 и РУС-2 работали в наиболее освоенном тогда метровом диапазоне. Первое радиолокационное подразделение создали под Ленинградом с началом советско-финской войны. В мае 1940 г. в ожидании налетов британской авиации на нефтепромыслы организовали 28-й радиополк в Баку, в марте-апреле 1941 г. появились 72-й радиобатальон под Ленинградом и 337-й под Москвой. РУС прикрывали также Таллин, Мурманск, Севастополь. [10] Если РУС-1 позволяли обнаружить немецкие самолеты на расстоянии 30-40 км, то РУС-2 и РУС-2с обнаруживали самолеты на дальностях до 110-120 км, позволяли оценить их количество.

Глубокоэшелонированная система (250 км) ПВО Москвы включала в себя авиацию, зенитную артиллерию разных калибров, сеть передовых постов наблюдения и наведения, прожекторных постов и полей аэростатов заграждения. В июле 1941 г. РУС-1 развернули в составе 1-го корпуса ПВО (Московская зона) на рубеже Ржев-Вязьма, к концу сентября в Московской зоне  работали уже 8 РУС, за полгода они обнаружили и провели  более 8700 целей. Но «радиолокационное поле» на подступах к Москве создавали не только радиоулавливатели и станции орудийной наводки зенитной артиллерии (СОН). [11]

21 июня, за день до первого налета на Москву, НИИ радиопромышленности смонтировал под Можайском опытную станцию «Порфир» метрового диапазона с дальностью обнаружения 200-250 км с антенной высотой 25 м и длиной 7 м. За работу станции отвечал В.В. Тихомиров. В первый же день работы ему пришлось доказывать начальнику станции, что засветка на экране индикатора – не неисправность аппаратуры, а большая группа самолетов. Сведения ушли на КП ПВО вовремя и помогли снизить ущерб от налета. 24 августа 1941 г. в южном секторе ПВО столицы в боевых порядках 329-го зенитного артиллерийского полка заняла позиции необычная батарея, только что прибывшая из Оренбургской области. Батарея не имела ни прожекторов, ни звукоулавливателей, зато располагала радиоискателями Б-3. Воздушную обстановку батарея определяла раньше соседей, пользовавшихся «оптикой» и данными от постов ВНОС. В Московской и Горьковской зонах ПВО использовали несколько подвижных станций «Гнейс-3» с длиной волны 1,5 м, созданных  НИИ радиопромышленности. [10]

Прикрывали РЛС и Ленинград (2-й корпусов ПВО). Ленинградский физико-технический институт с началом войны развернул под Тосковым свою экспериментальную станцию дальнего обнаружения. НИИ-9 в это время наладили на полигоне в Островках работу радиоискателя «Стрелец» и включил его в систему ПВО. Потом «Стрельца» перенесли в город на крышу НИИ-9, где её обслуживали сотрудники под руководством Н.Ф. Алексеева и М.Д. Гуревича-старшего. Знаменитую ладожскую дорогу жизни прикрывали РУС-2. Специалистам, обслуживавшим первые станции, приходилось в сложных условиях являть чудеса изобретательности. Так, инженеры Б.П. Лебедев и В.А. Сивцов под Севастополем переделали двухантенную РУС-2 в две одноантенные – так появились нештатные станции «ЛиС», работавшие потом под Новороссийском, Поти, Геленджиком. В то же время на Севере инженер А.Н. Волжин, обслуживавший станцию РУС-2 в Мурманске, используя детали английской СОН-2 и провода от сбитого JU-88, создал станцию «Роза», которая за счет удачного положения брала цели  на 160 км над сушей и морем. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по радиолокации в СССР не отставали от зарубежных. А вот возможности промышленности тут оказались скромнее, чем у противника и союзников – к концу войны для ПВО изготовили 651 станцию дальнего обнаружения и 124 серийные станции орудийной наводки. Для сравнения - в Германии только комплектов станций  серии «Вюрцбург» изготовили около 4000. [10]

В 1942 году в войска ПВО поступили станции орудийной наводки СОН-2а (поставлявшаяся по ленд-лизу английская GL-MkII) и СОН-2от (отечественная копия английской станции). Известно, что радиоискатель Б-3 на вооружение принят не был. Фактически это усовершенствованный образец макета первой отечественной РЛС непрерывного излучения «Буря». Советская станция орудийной наводки СОН-2от (аналог GL-MkII) постановлением ГКО в декабре 1942 г. была принята на вооружение и поставлена  на серийное производство. За годы войны было выпущено 124 станции СОН-2от на заводе №465 (ныне НИЭМИ). [5] Хотя количество отечественных станций было невелико, в ходе войны по ленд-лизу СССР получил больше РЛС (1788 для зенитной артиллерии, а также 373 морских и 580 авиационных), чем выпустил у себя (651). На радиообнаружение смотрели как на вспомогательный способ, слишком сложный и пока еще ненадежный. [12]

Возможно, поэтому делалась ставка на комплексное использование всего имеющегося арсенала обнаружения самолетов, в том числе и на морально устаревшие звукоулавливатели. Так, в самом начале войны вышел особый приказ о формировании специальных частей противовоздушной обороны, к обучению в которых привлекали в первую очередь выпускников музыкальных училищ. Известен также подвиг незрячих ленинградцев, когда около 300 инвалидов по зрению, учеников спецшкол и работников предприятий, трудились наравне со всеми осажденными – плели сети для маскировки города от налетов, шили туфли для раненых. Некоторые из них были призваны на военную службу, когда в самом конце 1941 г. в город на Неве поступили звукоулавливатели. Каждый «слухач» служил в паре со зрячим красноармейцем. Тот разворачивал трубы звукоулавливателя в разные стороны, а слухач лишь подносил ухо к маленькому отверстию. Уже в первые месяцы службы незрячим красноармейцам удалось добиться невероятных успехов. Они узнавали о приближении фашистских самолетов задолго до того, как они входили в ленинградское небо. Долгое время об этом не говорили, не придавали большого значения, вспомнили в конце 1960-х, когда мало кто из них остался в живых. В январе 2008 г. в Музее истории Санкт-Петербургской организации Всероссийского общества слепых была устроена особенная выставка, на которой были представлены уникальные материалы о слепых бойцах Красной Армии, защищавших Ленинград. [13]

Плечом к плечу с мужчинами находились в боевом строю и женщины. В первую очередь это относится к противовоздушной обороне страны. В начале 1942 г. ЦК КПСС призывает советских женщин овладеть военными делом;  издается Постановление ГКО от 13 марта 1942 г. о призыве на основании добровольного желания в войска ПВО территории страны. ЦК ВЛКСМ 23 марта издает постановление о добровольном призыве к 10 апреля в войска ПВО девушек. Так, в Куйбышевской области весной 1942 г. в войск ПВО вступило 2960 девушек. Они успешно прошли курс боевой подготовки и освоили военные специальности номеров дальномерного расчета и приборного отделения, телефонистов, радистов, разведчиков. Поступление девушек в войска ПВО страны позволили освободить и направить на фронт около 300 тысяч мужчин, годных к военной службе. В октябре части войск ПВО пополнились еще  50 тыс. добровольцев. [2; 138]

В связи с ухудшением положения под Москвой 15 октября 1942 г. было принято решение сформировать и подготовить женские авиационные полки. Так были сформированы 3 женских авиационных полка, в том числе и единственный в стране 586-ой женский истребительный полк ПВО. Вооружение происходило на Саратовском авиационном заводе. Если в период войны в команды МПВО женщины привлекались в качестве медицинского и обслуживающего персонала, то с весны 1942 г. и до окончания войны они составляли основную часть боевых формирований МПВО. [14; 134]

Эта война коснулась многих семей. Моя семья не стала исключением. В той страшной войне воевали мои прадеды. Но я хочу рассказать о своей пробабушке, Ясавиной Вере Михайловне, которой на начало войны было всего 20 лет. Она состояла в рядах противовоздушной обороны, работая непосредственно со звукоулавливателями. Каждый прожектор обслуживал расчет из 7 человек, из них 5 девушек. Для этой работы требовалось 2 девушки. Одна из девушек определяла звук самолета по акустическим данным и условным знаком передавала сигнал «Тревогоа!», на случай если летит немецкий самолет. Другая же девушка, приняв знак тревоги, в свою очередь передавала данные в прожекторную часть. Где включали прожекторы и направляли лучи на самолет, ослепляя летчика, что приводило либо к падению самолета, либо сброшенные бомбы не долетали до цели. Вот как моя бабушка об этом рассказывает: «Наша задача заключалась в том, чтобы ослеплять вражеские самолеты прожекторными лучами. Это было настоящее искусство – поймать крылатую машину в сплетение из трех лучей. Нужно было вовремя услышать летящий самолет, рассчитать его траекторию и направить на него лучи из трех установок. При попадании в световую ловушку вражеские летчики теряли ориентацию, в этот момент их проще всего было сбить. Самым сложным в работе слухача было то, что оператор должен быть очень осторожным при определении принадлежности самолета, иначе пилот истребителя-перехватчика нажмет на гашетки пулеметов и может сбить свой самолет. Даже если этого не произойдет, авторитет станции упадет. Поэтому мы и имели условные знаки. Ими стали всего два слова «Свой» или «Чужой» самолет».


 

Заключение

Появлением радиолокации можно считать рубеж 19-20 вв. По сути, этой области наук чуть больше века, но столь стремительное её развитие привело нас к тому, что мы уже не можем даже представить свое существование без нее в нашем повседневном быту, что уже говорить о её военном значении.

С развитием общества, человеческие потребности растут все больше. Следовательно, перед радиолокацией появляются новые задачи и направления. Нескоро для ученых и изобретателей будет потерян интерес к данной области, который подогревается научным прогрессом и коммерческой заинтересованностью.

Новые требования, предъявляемые к РЛС, привели к разработке совершенно новой техники, новых принципов радиолокации. В настоящее время на современных РЛС импульс, посылаемые станцией, представляет собой сигнал, закодированный по весьма сложному алгоритму, позволяющий получить данные повышенной точности и ряд дополнительных сведений о наблюдаемой цели. С появлением транзисторов и вычислительной техники мощные мегаваттные передатчики ушли в прошлое.

На их смену пришли сложные системы РЛС средней мощности, объединенные посредством ЭВМ. Благодаря внедрению информационных технологий стала возможна синхронная автоматическая работа нескольких РЛС.

Радиолокационные комплексы постоянно совершенствуются, находят новые сферы применения. Однако есть еще масса не изученного, поэтому эта область науки будет еще долго интересна физикам, математикам, радиоинженерам; будет объектом серьезных научных работ и изысканий.

 

Список литературы и источников.

Интервью Ясавиной Веры Михайловны
1. Члиянц Г. Из истории радиолокации//РАДИОМИР – радиолокация. 2002. - №2.
2. Муромцева В.С. Советские женщины в годы Великой Отечественной войны. – М. 1974.
3. Пенроз, Боулдинг. Принципы и техника радиолокации. М.: Военное Издательство Министерства Обороны Союза ССР, 1956.
4. Бажанов С.А. Что такое радиолокация. М., 1949.
5. Лобанов М.М. Начало советской радиолокации. М.: Советское радио, 1975 – [Электронный ресурс]. –
http://hist.rlor.ru/startup-radars. (Дата обращения: 11.11.2012)
6. Р.А.К. Звукоулавливатели//Радиофронт. 1931. №15. – [Электронный ресурс]. – http/www.publ.lib.ru/ARCHIVES/R/“Radio”/_ Radiofront”_him. (Дата обращения: 11.11.2012)
7. ПВО России. История, состав, состояние и перспективы. Военное обозрение: Новости армии и ВМФ России. 11.04.2010. –
http://www.siliyan.ru/archives/4203. - (Дата обращения: 24.12.2012).
8. Матвеев Р.В. Исторические аспекты создания радиолокационной техники дальнего обнаружения в СССР для обеспечения мероприятий противовоздушной обороны страны в межвоенный период (1933 – июнь 1941 г.). – Вестник Томского госуниверситета. 2007. Вып.2 (46).
9. Кобзарев Ю.Б. Первые шаги советской радиолокации//Природа . 1985. №12.
10.Семенов Л. Радиолокационное поле боя. –
http://pvo.guns.ru/rtv/history.htm(Вестник ПВО). (Дата обращения: 20.02.2013)
11.Архив Победы. –
http://rusarchives.ru/victory65/razdel3.htm.
12.Федосеев С., Щербаков В. Сюрпризы и разочарования большой войны//Вокруг света. 2009. №9. – [Электронный ресурс]. –
http://www.vokrugsveta.ru/article/6768/.
13. Андреев С. Блокадный Ленинград спасли слепые слухачи//
http://smena.ru/news/2008/01/21/13182.

14.Чеканал Д.Д. Военное небо Поволжья: противовоздушная оборона Поволжья в годы Великой Отечественной войны. – Саратов: Издательство Саратовского университета. 1986.

ЗВУКОУЛАВЛИВАТЕЛИ

2014 год
 
Токарева Валерия Александровна, 
Ярынкина Екатерина Владимировна – 1 место;
студентки 1 курса факультета инженеров воздушного транспорта
Самарского государственного аэрокосмического университета


 
Шоколадная индустрия в СССР: страницы истории
 
Введение
 
В 1920-е – 1930-е гг. начала активно развиваться советская шоколадная промышленность; шоколад стал выпускаться в таком количестве, что появилась проблема его хранения без потери качества и товарного вида. В довоенное время в СССР была проведена серия опытов по преодолению выцветания (седения) шоколада. В 1940-е гг. советские специалисты работали над новыми рецептами производства шоколада, позволяющими создать «вкусное лакомство» по заданным параметрам. В результате, на рубеже 1940-х – 1950-х гг. был изобретен рецепт шоколада с повышенной температурой плавления. Появление в конце 1960-х – начала 1970-х гг. в СССР комплексной автоматизированной поточно-механизированной линии в корне изменило всю технологию массового производства и потребовало принципиально новой рецептуры (приложение №1).

Цель данной работы – определить значение исследовательской работы советских ученых, инженеров и технологов пищевой промышленности в решении проблемы длительного хранения шоколада. В результате исследования авторами обозначены направления исследовательской деятельности в области преодоления порчи шоколада в 1930-е – 1950-е годы в СССР, в частности описаны различные способы продления хранения шоколада.
В основе данного исследования лежат архивные документы, хранящиеся в фонде Р-1 Самарского филиала РГАНТД.

Авторами реферата были изучены материалы двух архивных дел. Одно из них представляет собой отчет Карпова М.Ф., Фалуниной А.Ф., Писарева Н.С. в рамках создания технологий механизированного производства, разработки методов анализов сырья, полуфабрикатов и готовой продукции при Всесоюзном научно-исследовательском институте кондитерской промышленности (ВНИИКП), в результате исследования были выявлены причины седения шоколада. Во втором собраны заявочные материалы Кафка Б.В. и Резниковой С.Б. на получение авторского свидетельства на способ изготовления шоколада.

Для того, чтобы разобраться с проблемами, связанными с сохранением вида и качества шоколадной продукции, авторы реферата обратились к электронным ресурсам аналитического журнала упаковочной индустрии «PakkoGraff» - главного профессионального виртуального центра в РФ, а также изучили материалы Московского музея истории и дизайна упаковок. К исследованию была привлечена специализированная литература в области кондитерского дела: монографии А.А. Войкова, А.И. Драгилева, Г.А. Маршалкина, Б.У. Минифая.

С исследуемыми в данной работе проблемами в свое время столкнулись и специалисты крупнейшей в СССР шоколадной фабрики «Россия» (г. Куйбышев). Об этом говорится в интервью с первым директором фабрики «Россия» Еленой Васильевной Шпаковой, которая занимала эту должность свыше 22 лет.

В целом, специальных работ по истории решения проблем сохранения качества и товарного вида шоколада не обнаружилось. Но эти проблемы присутствуют во всех исторических исследованиях, посвященных созданию рецептов изготовления шоколада.

Тема исследования не потеряла своей актуальности и сегодня, так как современный инжиниринг в сфере шоколадного производства нацелен на контроль над всей технологической цепочкой, начиная с управления качества сырьевых отклонений какао-бобов [1].
 
1. Проблемы шоколадной индустрии в 1930 – 1950-х гг.
 
Общеизвестно, как недолго могут храниться некоторые продукты. Порча их внешнего вида или вкусовых качеств может происходить из-за хранения в неблагоприятных условиях или из-за каких-либо упущений, допущенных в управлении технологическом процессе. Поскольку шоколад и кондитерские изделия принято считать продуктами, потребляемыми ради удовольствия, они должны соответствовать самым высоким стандартам качества, поэтому многие ученые изучали свойства шоколада и пытались решить эти проблемы, боролись с его недостатками. Ведь закон экономики гласит – чем лучше качество товара, тем выше на него спрос [2; с. 590].

Долгое время оставался нерешенным вопрос о хранении шоколада в условиях, способных сохранить его внешний вид. В XX веке шоколадные изделия напрямую зависели от условий окружающей среды, таких как влажность и температура. Время, которое шоколад находился в условиях повышенной влажности, оказывало значительное влияние на внешний вид его поверхности, на которой образовывался липкий слой. Когда продукция оказывалась в менее влажных условиях, пленка сахарного сиропа высыхала, образуя кристаллы сахара, из-за чего поверхность становилась серой, шоколад «седел». Иногда кристаллы заметны невооруженным глазом, а под микроскопом даже слабым увеличением их видно всегда.

С целью сохранения качества и внешнего вида шоколадных изделий, улучшения санитарно-гигиенических условий кондитерские изделия упаковывают. Качественная обертка-этикетка для шоколада должна иметь антиадгезионные свойства, необходимые для того, чтобы кондитерское изделие не прилипало и легко отделялось от обертки. Упаковка должна, во-первых, защищать продукт от воздействия солнечных лучей, кислорода воздуха, механических повреждений, слипания, высыхания, попадания влаги. Во-вторых, она должна обладать жиро- и влагостойкостью в условиях длительного хранения, когда продукт под действием тепла может выделять жировые компоненты, не влагостойкая обертка под действием влаги разрушается. Наконец, в-третьих, у упаковки должен быть стойкий, нестираемый красочный слой, ни при каких обстоятельствах не допускающий переход красок с поверхности оберток-этикеток на кондитерские изделия [3; с. 460].

До 1940-х гг. в Советском Союзе использовали обертки, заворачиваемые внахлест, или коробки с вощеной прокладкой, в результате чего шоколадные изделия страдали от сырости. Организация торговых точек в советское время выстраивалась таким образом, что кондитерские изделия оказывались практически на открытом воздухе, и защищал их только навес или крыша киоска. Если товар в торговой точке разбирали очень быстро, то проблемы не возникали, но в остальных случаях такие условия могли привести к порче продукции, не упакованной в защитную обертку [3; с. 605].

Позже появились термозапаянные упаковки, обеспечивающие надежную защиту изделий кондитерской промышленности от влаги и сырости. В СССР лишь в 1960-х гг. для упаковки шоколада стали применять различные комбинированные и металлизированные материалы. Металлизации подвергались пленки из ПЭНД, ПЭТ, ПА, ПК, ПВХ, изготовленные на основе целлюлозных пленок (целлофан, ацетат целлюлозы и бумага). Металлизация уменьшала кислородопроницаемость и паропроницаемость. Именно металлизированная упаковка обеспечивала продукту, помимо привлекательного внешнего вида, высокую степень защиты от различного рода воздействий таких, как влага, пар, газ, свет или окисление [4].

Проблема хранения шоколадных изделий заключалась также в том, что начальная температура размягчения шоколада 30-32°C. Поэтому шоколад не выдерживал хранения в условиях высоких температур, особенно в летнее время, в странах с жарким климатом, а также в условиях, создаваемых теми или иными обстоятельствами [5; л. 2].

В наше время таких проблем удается избежать благодаря улучшенной конструкции охладителей и кондиционированию воздуха в упаковочных цехах. Согласно современным требованиям оптимальные технологические параметры воздуха на кондитерских фабриках таковы:
1.Участок разделочно-формовочного отделения и участок охлаждения. Температура – 12-15°C, относительная влажность – 45-55%. Часто требуется достаточно глубокое осушение  воздуха.
2.Помещение машинного зала завертки, дражировки, укладки и расфасовки. Летом необходимо поддерживать температуру воздуха 22-25°C и относительную влажность - 50%, зимой – температуру воздуха 18-20°C, относительную влажность - 55% .
3.Склад готовой продукции конфетного, шоколадного и халвичного производства. Температура воздуха 20-22°C при относительной влажности воздуха 65%.
4.Отделение фасовки какао-порошка, отделки тортов и пирожных. Необходимо поддерживать температуру воздуха 20-22°C и относительную влажность 60%.
5.В складах для хранения пленки – температура 18-20°C, относительная влажность – 55% [6].
 
Преодоление седения шоколада
 
 Одна из самых больших неприятностей для шоколадного производства – цветение шоколада, которое портит его внешний вид, но на вкусовых качествах не сказывается, если не считать тех случаев, когда продукция хранилась в крайне плохих условиях. Весьма часто при неправильном ведении технологических процессов он седеет уже в процессе самого производства, такой шоколад в основном приходится отправлять на переработку, что приводит к лишним затратам [7; л. 1].

Существует два типа поседения шоколада: сахарное, возникающее под воздействием влаги на имеющийся в составе сахар, и жировое, вызванное изменениями используемого в составе шоколада жира. Если к налету сахарного поседения прикоснуться пальцем, то он смазывается и на ощупь не кажется, что поверхность жирная или масляная; на ощупь этот налет достаточно шершавый. Исследования в СССР показывали, что причин сахарного поседения шоколада достаточно много. Это и хранение шоколада во влажных помещениях или рядом с влажными стенами, и осаждение конденсата в процессе производства, которое происходило из-за повышенной влажности воздуха в охладителе или из-за того, что температура шоколада, поступавшего в упаковочный цех, оказывалась ниже точки росы для воздуха в этом помещении. Часто к сахарному поседению шоколада приводило использование гигроскопичных ингредиентов, например, сахара низких сортов, или бурого сахара. Или извлечения из охлаждаемого хранилища шоколадной продукции, не защищенной надежной упаковкой. Не говоря уже об использовании влажных упаковочных материалов, или о хранении при высоких температурах таких шоколадных изделий, у которых уровень равновесной относительной влажности начинки достаточно высок (например, у помадки), а выделяющиеся водяные пары не могли улетучиться из-за непроницаемой упаковки [2; с. 604].

Жировое поседение по внешнему виду напоминает беловатый налет на кожице некоторых спелых фруктов, если до налета на шоколаде дотронутся пальцем, то он приобретает жирный вид. Причинами его возникновения являются: плохо проведенное темперирование шоколада; некорректные способы охлаждения; наличие в начинке шоколадного изделия жиров с низкой точкой плавления; хранение в теплых помещениях; добавление в шоколад жиров, использование которых в сочетании с какао-маслом недопустимо; царапины и следы от пальцев на шоколаде [2; с. 290-291].

Изучая механизм появления жирового поседения, исследователи пришли к мнению, что причиной жирового поседения был переход затвердевшего в шоколаде масла-какао из некристаллического состояния в кристаллическое состояние. Масло-какао состоит из многих компонентов, точки плавления которых различны. Поэтому одни специалисты считали, что жировое поседение – результат выхода на поверхность шоколадных изделий кристаллов фракций с более высокой точкой плавления, а другие заявляли, что причиной были фракции с низкой температурой плавления [7; л. 2].

Советские ученые пришли к выводу, что наилучшим методом борьбы с жировым поседением будет тот, который даст возможность получения шоколада со стабилизированным состоянием в нем масла-какао. Во избежание дальнейшего роста кристаллов стали применять подогрев шоколадных форм до температуры разливаемого в них шоколада. При этом охлаждение поверхности шоколада происходило более медленным темпом, в силу чего и кристаллы масла-какао получались более крупными [7; л. 4].

Методом проб и ошибок к концу 1930-х гг. в СССР была установлена оптимальная температура разливаемого в формы шоколада в 31-33°C [8]. Охлаждение отформованного шоколада в охлаждающих помещениях в то время обычно велось при 8-10°C. Теоретически, чем продолжительнее велось темперирование, тем больший процент высокоплавких частей масла-какао закристаллизовывался. Практически продолжительность темперирования шоколада зависела от очень многих составляющих: от количества загруженного в темперировальную аппаратуру шоколада, от собственной температуры шоколада, от толщины его слоя, от содержания воды в шоколадной массе и многого другого [7; л. 6].

Выводы советских ученых не потеряли своей актуальности и сегодня. Считается, что если темперированное какао-масло, хранившееся при температуре плавления 34,5°C, то и после хранения образцов в течении семи месяцев белого налета не будет образовываться [2; с. 595]. В целом, внешний вид темперированного и нетемперированного шоколада зависит от температуры, при которой он хранился.

Для устранения поседения шоколада и для разжижения шоколадной массы в СССР еще в довоенное время было предложено добавление лецитина [7; л. 4]. Лецитин длительное время, вплоть до конца 1970-х гг, применялся в СССР в качестве натурального (природного) эмульгатора, который служил не только снижению вязкости, но и препятствовал прогорканию жиров.
 
Шоколад с повышенной температурой плавления
 
Впервые в Советском Союзе проблему размягчения шоколада под воздействием температуры окружающей среды решили профессор Кафка Б.В. и кандидат технических наук Резникова С.Б. Они создали рецептуру приготовления шоколада с повышенной температурой плавления. После чего, 2 июня 1949 г. в бюро изобретений и  рационализации МПП СССР поступило заявление, в котором Кафка Б.В. и Резникова С.Б. просили рассмотреть их предложение на предмет получения авторского свидетельства [5; л. 1].

Предлагаемый и разработанный ими способ повышения размягчения температуры шоколада до 40-42°C был основан на введении сорбентов, поглощающих жидкую фракцию масла-какао в процессе темперирования шоколадной массы (т.е. при температуре 28-29°C). В качестве сорбента мог быть использован любой пищевой порошкообразный материал. Однако, чтобы не менять существующих рецептур шоколада, авторы изобретения предлагали вместо сорбентов применять либо какао-порошок, либо сахарную пудру. Рассчитав требуемое количество сорбента (например, сахарной пудры), шоколадную массу изготавливали обычным способом, но в рецептуре убавили количество сорбента на такой вес, который соответствовал рассчитанному весу. Например, если шоколад содержал 50% сахара и 30% общего количества масло-какао, то при смешивании материалов согласно рецептуре брали не 50% сахарной пудры, а меньше на 0,51=25,5 весовых частей. Готовую для темперирования шоколадную массу, разогретую приблизительно до 35-40°C, вымешивали в месилке (с водяной трубкой) до тех пор, пока температура её делалась равной 28-29°C, после чего, не прерывая вымешивания, вводили понемногу сорбент и продолжали вымешивание, пока температура не доходила до 32-34°C. После этого шоколад формовали обычным способом, как густой шоколад [5; л. 2-3].

Для получения в этих условиях шоколада с тонкой разработкой несколько изменяли процесс: после введения сорбента и вымешивания, шоколадную массу подвергали вальцеванию, затем темперировали в месилке до 32-34°C, после чего формовали. Изготовленный таким способом плиточный шоколад имел температуру размягчения 40-42°C, т.е. на 6-8°C выше температуры размягчения шоколада, изготовленного обычным способом [5; л. 4].

Этот метод приготовления шоколада с повышенной температурой плавления был запатентован профессором Кафка Б.В. и кандидатом технических наук Резниковой С.Б. в начале 50-х гг. XX века. На авторском свидетельстве указана дата приоритета: 2 июня 1949 г. С описанием изобретения к авторскому свидетельству № 91653 можно ознакомиться в специализированном сайте «База советских патентов» [9].

С этого времени метод Кафки-Резниковой стал широко применяться на шоколадных фабриках всего Советского Союза [5; л. 18].  
 
Заключение
 
В результате исследования было выяснено, что, несмотря на развитие шоколадной промышленности, её рентабельность, постоянный рост спроса на продукцию, в кондитерской промышленности всегда было немало проблем. Советские ученые внесли большой вклад в развитие шоколадной индустрии, положили начало решениям основных проблем в данной области, таких, как: седение, плавление, упаковывание, массовое производство. Были созданы: новый способ приготовления шоколада с повышенной температурой плавления в 1949 г.; упаковочные материалы, способные сохранить шоколадную продукцию от порчи.  
 
Список используемых источников и литературы
 
1.Steponas Kazimieras. Способ приготовления какао-бобов для производства пищевых продуктов без отделения какаовеллы. [Электронный ресурс]. - http://www.ntds.ru/dogovora/Sposob_pererabotki_kakao_bobov.pdf.
2.Минифай Б.У. Шоколад, конфеты, карамель, и др. кондитерские изделия: Перевод с англ. – СПб: Изд. «Профессия», 2008.
3.Драгилев А.И., Маршалкин Г.С. Основы кондитерского производства. М., 2007.
4.Ставбунская О. Шоколадная ода// Аналитический журнал упаковочной индустрии PakkoGraff. 2000. Вып. 5. [Электронный ресурс]. -
http://www.pakkograff.ru/reader/articles/materials/general/637.php.
5.Филиал РГАНТД. Ф.Р-1. Оп.56-5. Д.3533.
6.Кондиционирование кондитерских фабрик [Электронный ресурс]. –
http://www.ventportal.com/node/774.
7.Филиал РГАНТД. Ф.Р-266. Оп.2-1. Д.319.
8.Причины цветения (седения) шоколада/ Н.С. Писарев, М.Ф. Карпов, А.Ф. Фалунина. М.: Стеклогор. НКПС, 1938.
9.Способ изготовления шоколада: номер патента: 91653. Афторы: Кафка, Резникова [Электронный ресурс]. –
http://patentdb.su/2-91653-sposob-izgotovleniya-shokolada.html.
10.Белкина Л. Елена Шпакова. Шоколадная Леди// Самарские судьбы. 2009. №5.
11.Московский Музей истории и дизайна упаковок, этикеток, брендов и рекламы. [Электронный ресурс]. -
http://www.museumpack.ru/item_17.html.
12.Чичкин А. Куйбышев – фигура умолчания… [Электронный ресурс]. -  
http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/_kujbyshev--figura_umolchanija_2012-02-18.htm
13.Войкова А.А. Какао. Шоколад. Пралине: Перевод с нем. М.: Изд. «Пищевая промышленность», 1966. С.151.
14.Медведовский Г.М. Самая сладкая фабрика// Очерки истории открытого акционерного общества «Ульяновская кондитерская фабрика Волжанка». – Ульяновск: Областная типография Печатный двор. 1999.
15.Прохоров А.М.; Байбаков Н.К. Большая советская энциклопедия: в 30 томах, 3-издание. Т.21. М.: Изд. Советская энциклопедия, 1975 г.
16.Семейное дело [Электронный ресурс]. -
http://abrikosov-sons.ru/semeynoe_delo
.
.
Приложение 1
 
Развитие шоколадной индустрии СССР в 1920-1960-е годы
 
В России в начале прошлого века низкая производительность шоколадных изделий была связана с применением ручного труда на всех операциях. Лишь на наиболее крупных фабриках, на некоторых участках производства шоколада и в весьма ограниченных количествах применялись машины.

После революции и восстановления народного хозяйства возник интерес к возрождению отечественных «шоколадных» традиций и развитию кондитерской отрасли в целом.

К 1928 г. в СССР насчитывалось 43 государственных и 278 кооперативных предприятий, на которых выработка изделий составила 107,4 тыс. т. За годы первой пятилетки произошла реконструкция фабрик, появились машины, аппараты, выросла энерговооруженность предприятий. С целью подготовки специалистов для этих предприятий в Москве и Ленинграде были созданы техникумы, а при Институте народного хозяйства им. Г.В. Плеханова была организована кафедра технологий кондитерского производства. В 1932 г. был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт кондитерской промышленности (ВНИИКП). В 1950-е гг. в тесном содружестве ученых в ВНИИКП с учеными кафедры технологии кондитерского производства МТИПП, инженерами и новаторами кондитерских фабрик создавались механизированные поточные линии по производству кондитерских изделий, образец которых представлен в Приложении 7. Способ поточного производства шоколадных масс и глазури с большим успехом применялся на кондитерской фабрике «Красный Октябрь» в Москве, но на большинстве советских предприятий были частично автоматизированные установки [3; с. 5-6].

С появлением комплексной автоматизированной поточно-механизированной линии производства в конце 1960-х гг. многое изменилось. По словам первого директора куйбышевской фабрике «Россия» Е.В. Шпаковой, «уже в процессе пуска и освоения производственных мощностей пришлось на ходу вносить изменения в технологические линии и схемы, приспосабливать старые рецепты к современному оборудованию и изобретать новые, создавать принципиально иную технологию…учить и переучивать людей, чтобы справиться с поставленными задачами» [10; с. 94-99].

В то же самое время, в 1960-е., на всех шоколадных фабриках Советского Союза стали применяться новые упаковочные материалы, способные защищать шоколадные изделия от влаги и солнечных лучей [11].

В 1970 г. производство кондитерских изделий на душу населения было доведено до 12кг/год. В целом, в советский период производимая продукция нисколько не уступала по качеству знаменитому швейцарскому шоколаду, а ее низкая стоимость объяснялась просто: почти все страны-экспортеры какао являлись союзниками СССР. Надо сказать, что и современная Россия продолжает получать какао-сырье примерно из 10 стран в счет их задолженности перед бывшим СССР [12].