Карта сайта

2015 год

Скопинцева Екатерина Александровна – 1 место
ученица 9 «Б» кл. ГБОУ СОШ №1 г.о. Чапаевск

Культурно-образовательная и медико-социальная деятельность трудящихся города Чапаевска в годы Великой Отечественной войны

Введение

 Актуальность темы исследования диктуется, в первую очередь, характерным для современного этапа интересом к изучению вопросов истории Великой Отечественной войны. Кроме того, представленная тема исследует важные научные вопросы истории Чапаевска, что особенно актуально в русле процесса локализации исторической науки. В представленном исследовании рассматривается вклад тружеников тыла города Чапаевск с момента начала Великой Отечественной войны и до её окончания.

 Трудовой вклад населения Чапаевска в годы войны мало освещен в исторической науке, поэтому рассматриваемая работа не просто является актуальной на данном этапе исследований, но и вносит определенные коррективы в картину современных представлений о вкладе города Чапаевска в войне с германским фашизмом.

 Объектом исследования является вклад тружеников тыла г. Чапаевска в победу над фашистской Германией.

 Предмет изучения – образовательная, культурная, медицинская деятельность трудящихся в городе в военное лихолетье.

 Хронологические рамки исследования включают период с июня 1941 г. по май 1945 г.

 Территориальные рамки охватывают город Чапаевск Самарской области. В его черту входили бывший поселок Иващенково, а также бывшие села Титовка, Губашево, Большое Томылово и построенные уже при советской власти пригородные поселки – Нагорный и Садово-Дачный.

 Целью данной работы является изучение вклада тружеников тыла города Чапаевска в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:
1. поанализировать образовательную, медицинскую и социальную деятельность трудящихся в городе в военное лихолетье;
2.   изучить культурную деятельность трудящихся в городе;
3. показать значение деятельности тружеников тыла в решении продовольственных проблем снабжения фронта в рассматриваемый период;
4.  выделить и проанализировать решение кадрового вопроса в городе.

 Методическую основу исследовательской работы составляют принципы научной объективности и историзма.

 На основе цивилизационного подхода автор показал значение деятельности тружеников тыла в разгром врага. Данный подход помог ярче раскрыть трудовой героизм работников города Чапаевска. Сравнительно-исторический метод позволил проанализировать численность тружеников тыла в образование, культуре и медицине в сравнении с довоенными годами, а также сопоставить динамику на разных этапах войны. Статистический метод дал возможность определить эффективность последовательно проводившихся мер по наращиванию кадрового состава в городе. Кроме того, данный метод позволил установить количественные, половозрастные и профессиональные изменения в составе рабочего класса военных предприятий, проследить динамику его уровня жизни и социально-бытового обеспечения. Описательный метод дал возможность соединить в единую картину весь объем исторических фактов и событий, касающихся работы тружеников города Чапаевска, сделать выводы по поставленным автором вопросам исследования. Также был использован метод устной истории. Особая значимость этого способа исследования заключается в том, что он позволяет выявить личную оценку изучаемых явлений, которая во многом расходится с официальной точкой зрения, выраженной в опубликованных материалах.

 Источниковая база исследовательской работы делится на несколько групп:
1. неопубликованные архивные документы и материалы;
2. материалы опубликованных сборников документов и хроник событий;
3. местные периодические издания.

 

Глава 1. Образовательная и культурная деятельность трудящихся в городе в военное лихолетье.

 В нашей победе над врагом в годы Великой Отечественной войны большое значение имела наука, образование и воспитание. Просвещение, наука и культура  военных лет, как и прежде, базировались на деятельности школы [42; 225-227]. Школа не только осуществляла  подготовку грамотных кадров для армии и народного хозяйства, но и стала центром, мобилизующим учащуюся молодежь на помощь фронту и тылу. В городе Чапаевске придавали большое значение образованию подрастающего поколения [17].

 В военных условиях советской школе предстояло продолжить работу, намеченную советским правительством. Со всеми сложными задачами советские учителя успешно справились [3].

 В городе имелось 14 школ: из них 2 средних, 4 – неполно-средних, 8 – начальных, также здесь находился 1 техникум, 1 ремесленное училище и 2 школы ФЗО [23]. Ежегодно военную подготовку проходили свыше 7,5 тыс. учащихся. В школах была организована специальная подготовка военных профессий. За 1943 год обучено 139 телефонистов и 187 радистов[17; 4]. Хорошими военруками в нашем городе были Алитов и Горлеков. Они грамотно и умело проводили занятия и пользовались большим авторитетом, как среди учащихся, так и среди учителей. Лучшими по военной подготовке были школы №1, 2 (директора Авдющева и Савельева). В учебных заведениях проводились занятия по тактике, огневой и лыжной подготовке. С сентября 1941 года в школах заметно возросли военно-физические показатели. Успеваемость была 100% [5]. Внимание учащихся акцентировалось на героическом прошлом, выдающихся творениях российской литературы, искусства, науки. Учительница школы №1, тов. Пестрякова, очень хорошо связывала с современностью свои уроки. На занятиях по литературе педагог рассказывала о величайшем подвиге советского народа.

 Тов. Атякшева, инструктор ГОРОНО, говорила, что дело школы состоит в помощи фронту [21]. За 1942 год сдали в фонд обороны 5274 рубля. Собрали средства на самолет «Юный пионер» 9762 рубля. За годы войны учителя совместно со школьниками сдали огромное количество теплых вещей для военнослужащих Красной армии. Школьники активно работали на сельскохозяйственных работах и выполняли план на 198%. Тов. Сиюянеева, директор детского дома, отмечает незаменимую помощь детей в бытовых вопросах: колка дров бабушкам, помощь женщинам.

 Острой проблемой в годы война стала нехватка педагогического коллектива. Только за 1941-1942 гг. штат сократился на 30%. Учителя оказались в крайне тяжелом положении в сравнении с рабочими заводов, которым выдавали суточную норму хлеба в размере 700 граммов, против учительских 300 [27]. Одним из лучших учителей в городе был Бабушкин И.И., преподаватель физики средней школы № 2, пользующийся исключительной любовью и авторитетом среди учеников и коллектива учителей. Он говорил, что не знает плохих детей, что есть неумелые учителя. Тот учитель, который откажется исправить шалуна или грубияна, признает свою педагогическую беспомощность.  Он часто использовал приборы, сделанные его учениками на уроках, показывал опыты, проводил день и ночь с детьми [9]. Иван Иванович относился к ребятам с большой любовью, для многих он стал и отцом, и матерью. На каждом занятии он показывал связь теории с практикой, через свой предмет, прививая чувство патриотизма [39; 50].

 В кружке юного техника был ученик, который не ходил в школу. Однако после знакомства с Бабушкиным стал круглым отличником. Много бесед провел Иван Иванович с учениками о долге, чести, о верности и дружбе, о качествах советского человека. Его труд ученик Федор Петряев охарактеризовал следующим образом: «Ваши беседы, проводимые по вечерам, в свободное от уроков время, советы дали мне очень многое… Вот уже прошло три года, а этот маяк светит с прежней силой».[8]

 В личном дневнике И.И. Бабушкин охарактеризовал свое педагогическое мастерство так: «Руководство техническим кружком требует от учителя хорошей ориентировки в ряде практических вопросов… Я постепенно овладевал мастерством творения. Однако из этого следует, что в этом деле я достиг совершенства? Нет. Наоборот, чем больше у меня накапливается опыта работы по воспитанию и обучению детей, тем больше убеждаюсь в том, как много нужно учиться, чтобы быть педагогом в полном смысле этого слова…». [7]

 Нелегкий труд в годы войны лег на плечи учителей-женщин. Учащимся надо было давать не только прочные знания, но и окружать их подлинно материнской заботой, так как у многих родители были призваны в Красную Армию. Примером для всех были учителя: Надежда Афанасьевна Герасимова, Мария Федоровна Кармелюк, Анна Федоровна Ларина и многие другие, которые, несмотря на огромную нагрузку в школе, находили время проводить массово-политическую работу среди населения, были частыми гостями в госпиталях. Всегда с большим нетерпением ожидали их прихода раненые бойцы и командиры. Также педагогические работники совмещали работу в школе с трудом на различных предприятиях [6].

 Решение большинства вопросов, связанных с нехваткой рабочих рук на производстве, производилось благодаря оперативной подготовке специалистов техникумов и ремесленных училищ города. В 1942 г. в техникуме обучалось 415 человек, которые совмещали учебу с работой. В годы войны не хватало преподавателей, поэтому основными учителями были передовики и труженики заводов и полигона. Также помощь оказывал индустриальный институт, который в годы войны был переведен из города Куйбышева.

 Ремесленное училище  в городе тоже наравне с техникумом готовило первоклассных специалистов, требующихся на военно-промышленные предприятия. В 1943 г. в ремесленном училище училось 720 человек, успеваемость которых была равна 92,3%. Ребята также учились и совмещали, работая на производстве и выполняя норму на 150-180%.

 При школах без отрыва от учебы готовили медсестер. В школе №1, где директором была Савельева,  обучение девушек-десятиклассниц вели ведущие хирурги города – Петр Тихонович Задиранов, Александр Алексеевич Мухин. За год было подготовлено 38 молодых специалистов. Ни на минуту не угасала в городе и культурная жизнь. [2]

 Великая Отечественная война с немецко-фашистскими захватчиками предъявляла труженикам советского тыла требование перестроить свою работу в интересах фронта. Под это требование подпадали и учреждения культуры [16].

 Особую роль в культурном просвещении граждан имел Дворец культуры. В нем работали хоровые кружки, клуб и театр. В первые годы Великой Отечественной войны штат работников культуры был сокращен на 30%. В городском театре из 32 человек 9 работников были мобилизованы на фронт. В Доме пионеров из 15 тружеников 5 были переведены на заводы. За 1944 год театром поставлена одна постановка, которая пользовалась большим интересом у граждан. Дворец культуры и филиалы систематически оформляются в соответствии с текущими политическими задачами. В летнее время около ДК и филиалов были установлены карты и вывешивались сводки информбюро. Выпущено за 1942 год 11 номеров фотохроники по оборонной тематике. Изготовлено за этот период 10 выпусков тематических световых фото-кино газет: «Крылатая юность», «Народное ополчение», «Работа домохозяек в дни Отечественной войны», «На призыв вождя» и т.д. [17]

 За годы войны в культурно-просветительских учреждениях города прочитано огромное количество лекций и докладов. Только за 1942 год было прочитано 585 лекций в госпиталях, общежитиях, во Дворце культуры, Доме культуры, в школах, на заводах, проведены выезды с художественной самодеятельностью – 29, шефских концертов – 20, специальных мероприятий во Дворце культуры – 11 (спектаклей, концертов, киносеансов). Перед широкой публикой выступили стахановцы заводов, двухсотники, трехсотники, представители отдела культуры, военкомата, медицинские работники и другие. Несмотря на трудности военного времени, граждане постоянно посещали библиотеку, ходили в кино. За 1942 год кино посетило 253690 тысяч граждан из них 45555 тысяч детей.

 Так же активно в городе развивалась и периодическая печать. С 1942 года местная газета перестраивается на рельсы военного времени. Начинают освещаться вопросы патриотизма, самоотверженности труда стахановцев, также освещается животрепещущая тема о замене ушедших мужчин на фронт женщинами. В газете «Чапаевский рабочий» постоянно освещается жизнь города и деятельность предприятий. «Стахановцы – верные помощники Красной Армии», «Теплые вещи Красной Армии», «Лучшие люди на производстве» и много других тем. Типография располагалась в одноэтажном здании на привокзальной площади. Работало в ней человек 30. Выпускали этикетки для военной продукции заводов, а также печатали заводские многотиражные газеты «Коллективный организатор» (завод №102), ответственный редактор В. Камаровская, «Стахановец» (завод №309) и «Рабочая трибуна» (завод №15), выходившие раз в неделю. но основной задачей был выпуск городской газеты «Чапаевский работник». Газета выходила пять раз в неделю: вторник, среда, пятница, суббота и воскресенье. Часто были перебои с поставкой бумаги. Тогда из горкома партии обзванивали все заводы и привозили все, что осталось, даже оберточную бумагу. Порой один тираж газеты выходил на бумаге разного цвета. Выработка в военные годы по сравнению с 1937 г достигла отметки 117,7 % на человека. [45; 9]

 Оттиск номера газеты сначала читал редактор, который чаще всего сидел в типографии, а не в редакции на ул. Пионерской 12. Он подписывал номер только после утверждения цензором. Нередко за блестящую работу работники редакции  получали материальное поощрение. В 1944 году редактора газеты «Чапаевский рабочий» перевели в Москву за выдающийся труд.

 Огромное значение в городе отводилось физическому воспитанию. За 1943 год проведено 10 спортивно-массовых мероприятий. Только в лыжном кроссе участвовало 4471 человек. Также проведены соревнования по метанию гранат и штыковому бою. Задействовано было 4937. В летний период 1943 года сформировались 5 секций: волейбольная, гимнастика, спортивно-игровая акробатика, штанга и метания гранат, которые проработали еще долго в послевоенное время. Организовано спортивное сообщество «Смена».

 За 1942 год состоялось 14 товарищеских встреч по футболу между командами г. Чапаевска и Куйбышева. Большой приоритет отводился подготовке спортивных учреждений, физкультурных баз. За 1941-43 года Чапаевским военкоматом подготовлено 441 ч. автоматчиков, 361 ч. стрелков, 100 ч. парней и 40 ч. девушек снайперов, 100 ч. истребителей танков. В 1944 г. были открыты курсы медсестер. За истекший год обучение проходило 120 девушек. [20]

  Огромное значение в военные годы имели кружки. Большую работу вёл кружок при НСШ №8, которым руководил военрук А.А. Гребенкин. В программе занятий значились элементы технического черчения, вопросы физики, знакомство с расчетами и составлением проектов для изготовления возможных деталей. Кружковцы держали тесную связь со взявшим над ними шефство предприятием №9. Это позволяло разнообразить работу в кружке.

 В детском доме №84 была широко развернута работа кружков, в которые с большим желанием записывались ребятишки. При Дворце Культуры в период войны работало более 10 кружков: рисования, изучения истории живописи. Участвуя в конкурсе 27 из 100 картин заняли 1 место, 16 картин послано в Москву. Огромный вклад в развитие искусства внес Булгаков А.И. Он возглавлял кружок юного натуралиста. При Доме пионеров действовал столярный кружок под руководством Глухарева А.И. В годы войны действовал кружок рукоделия, кукольный, балетный и хоровой [9; 6]. Также при общежитиях работали следующие кружки: литературный, хоровой, акробатический, драматический. В Доме пионеров работали кружки: драматический, хоровой, акробатический, ИЗО, авиамодельный и другие [37]. Драматический кружок выступал с пьесой Гайдара в ДК, госпитале, на городском активе «Тимур и его команда», «Подвиг», «Русская душа», «Таня революционерка».

 Очень важное значение имела демонстрация патриотических фильмов. Например, показ фильма "Сталинград", шедший 2 недели в 1943 году, способствовал росту гражданственности среди населения.

 Особое значение на заводах отводилось изучению политических трудов. В 1943 году на заводе №102 организовывалась работа по тщательному разбору книги Сталина «О Великой Отечественной войне Советского Союза». На изучение отводился целый день – пятница. Также на заводе организовывались две группы вечерних школ для взрослых по повышению своего образования. Одна группа с 5 по 7 класс, другая с 8 по 11 класс.

 Радио играло огромную роль в жизни людей, так как оно являлось источником информации. Радиоузел транслировал передачи из Москвы и Куйбышева с 7 до 23 часов ночи. До войны в городе было 4100 радиоточек, а во время войны увеличилось на 400. По радио освещалась работа лучших агитаторов, вопросы о народном ополчении и т.д. В городе работало 25 радиокорреспондентов [27].

 Таким образом, вся образовательная и культурная жизнь города была направлена на формирование единой цели – победить захватчиков, искоренить фашистскую идеологию во всех её проявлениях. Труд работников образования и культуры имел важное значение в деле Великой победы. Многие учителя за свое самоотверженное служение делу просвещения были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

 

Глава II. Медицинская и социальная работа тружеников тыла в период войны

 Вероломно начатая фашистами война, которая вошла в историю как самая ожесточенная и кровопролитная, не позволила завершить намеченные планы. Основное внимание руководства медицинской службы было направлено на осуществление быстрейшего развертывания медицинских частей. В годы Великой Отечественной войны медицинские учреждения города Чапаевска развернули большую помощь по лечению раненых бойцов, прибывших с фронта. Для них было открыто два госпиталя. Нужна была медицинская помощь и работникам промышленных предприятий. Были открыты две медико-санитарные части, одна на улице Железнодорожной, другая на улице Ленина.

 К началу войны отмечался значительный недокомплект медицинского состава, особенно таких категорий, как врачи-специалисты, и, в первую очередь, хирурги, операционные сестры, санитары, санитарные инструкторы [12].

 В 1943 году в городе было 4 больницы с общим количеством коек – 410. За год в больницы поступило 11082 человека. Как и на производстве, люди трудились от заката до рассвета, только ответственность была намного больше, так как работали не с машинами, а с живыми людьми.

 За 1943 год вызовов врачей на дому было 8140 из них 3238 детских. Скорая помощь выезжала 2163 раза. За этот же год принято родов – 943, сделано абортов – 641, из них 30 криминального характера, на которые завели уголовные дела. За 1944 год родов принято – 938, из них преждевременных – 65, 20 родились мертвыми, 21 ребенок умер, абортов – 714, разрешено врачами – 75, 639 – вне медицинского учреждения, на 62 женщин заведены уголовные дела. Большое количество абортов еще раз подтверждает тяжелую обстановку военного времени в городе [13].

 В октябре 1943 года в городе работала бригада Горьковского института гигиены труда и профзаболеваний под руководством научного руководителя института и главного токсиколога управления Наркомздрава РСФСР, профессора Марцинковского. Она проводила обследование работы медико-санитарных частей заводов Чапаевска особенно завода №102, где производились боевые отравляющие вещества. В заключительном акте было отмечено, что «медсанчасть каждого из заводов живет своей жизнью. При наличии в городе трех заводских стационаров с литерными отделениями, завод №102 более силен по линии окулистической и лабораторной помощи, №15 – по линии рентгенологической и терапевтической помощи, завод № 309 – по линии хирургической помощи». Медсанчасть завода №102 возглавлял толковый и вдумчивый врач Мещерякова, но, как врач выпуска 1943 года, она лишена была соответствующего опыта в вопросах токсикологии и организации здравоохранения.

 В заключении бригады Горьковского института под руководством врача С.М. Айзенберга и химика М.А. Плаксиной с марта по май 1944 года была отмечена положительная тенденция в работе с профессиональными заболеваниями на заводах Чапаевска.

 На протяжении всей войны активно действовал Всесоюзный комитет помощи по обслуживанию больных и раненых бойцов и командиров Красной Армии, оказавший медицинской службе огромную помощь. Широкое развитие получило донорство. Доноры  Куйбышевской области своей крови для раненных бойцов в 1941 – 750 литров, в 1942 – 4355 литров, а в 1943 – 8483 литра. В городе Чапаевске М.В. Засухина за годы войны сдала 14 литров крови.

 Основная и подавляющая специальность наших госпиталей была хирургическая, тем не менее, во всех госпиталях врачи при лечении раненых при активном оперативном вмешательстве никогда не забывали про сопутствующие травме терапевтические заболевания, которые подвергались лечению одновременно с ранениями.

 В городе Чапаевске было 3 госпиталя (№1860, 3726, 5910), имеющих важное значение. Лечебное заведение №3276 имело 400 коек, шефство над ним было возложено на завод №15 и Хворостянский район, медицинское учреждение №5910 обладало большой вместимостью и располагало 850 койками. Помощь в снабжении возлагалась на заводы №309 и 102 [39; 390].

 В госпиталях широко практиковалось проведение встреч учащихся школ с ранеными бойцами. Учащиеся школы №1 и классный руководитель 8-А класса М.Б. Кульчинская часто рассказывали бойцам о великих полководцах, о героях Отечественной войны 1812 года. Также большую помощь оказывали госпиталям предприятия. В дни празднования 27 годовщины Красной Армии сотни трудящихся нашего города посетили госпитали, где находились фронтовики. От всего сердца благодарили раненые бойцы своих шефов, «они принесли нам много радости и веселья, заботу о нас мы не забудем никогда и, вылечившись, пойдем и разгромим ненасытного врага».

 В 1942 году все госпитали обеспечены газетами из расчета по 1 экземпляру на 10 человек. Каждый госпиталь имел свою библиотеку, но так как книжный фонд был ограничен, то через органы народного образования был организован сбор книг. Собрано свыше 400 книг [45; 5].

 Огромное значение имел наш город в обеспечении инвалидов протезами. За 1942 год в городе обеспечено протезами 250 человек. Выявлено по госпиталям подлежащих протезированию в течение января 257 человек, которые еще лечатся, и им уже подготавливаются протезы на Куйбышевском протезном заводе. Для удобства протезирования все подлежавшие протезированию раненные больные были сосредоточены в одном госпитале. Так как кадровый вопрос со специалистами стоял очень остро и здравоохранению города постоянно требовались квалифицированные кадры, непрерывно проводились во всех госпиталях плановые занятия и конференции по повышению квалификации. Предлагались курсы усовершенствования врачей по хирургии. Обучались все врачи, не имеющие хирургической подготовки. Курсовыми мероприятиями охватывался и средний медперсонал.

 Большое внимание в городе отводилось ликвидации эпидемических заболеваний. Вакцинация населения проходила, но была непостоянной из-за войны. Также большое значение отводилось постройке бань в городе и дезкамер. В городе имелось 7 парикмахерских, баня на 40 мест и еще одна строилась очень медленно в поселке Титовка.

 Огромное значение в городе отводилось работе Красного Креста. В городе за период войны имелось 140 первичных организаций, 62 организации созданы в 1945 году. Всего подготовлено было 72 медсестры, 270 санинструкторов. Также подготовлено 75 инструкторов-общественников и 80 председателей первичных организаций Красного Креста. Также в течение всей войны краснокрестовским активом проводилась огромная работа по обследованию санитарного состояния жилых дворов, учреждений и детских садов. [28]

 Работа выдающихся медиков города была отмечена 15 февраля 1944 года грамотами и премиями. Награждены: П.Т. Задиранов – заведующий хирургическим отделением санчасти №5. Также огромное значение в хирургическом деле в годы Великой Отечественной войны проявил А.Я. Голомидов, который оперировал одновременно до 5 человек. За самоотверженный труд был награжден доктор медицины М.М. Иванов, проводивший сложнейшие операции, длившиеся по 18 часов. Большой вклад в развитие здравоохранения внесла врач-токсиколог Бояршинова Е.А., которая работала непрерывно 36 часов в течение 3 дней. Огромный вклад самоотверженностью своего труда внесла старшая медсестра Патрищева Т.А. [40; 112]

 Неоценимый вклад в развитие городского здравоохранения внес хирург высшей квалификационной категории Исаева А.Н. В тяжелейших условиях работал и врач Пешехонов А.Ф. На протяжении всей войны его отделение обслуживало 200 больных. В организации бесперебойной работы транспорта скорой помощи посодействовал фельдшер Палькова Л.В. Врач Запруднова, хорошая общественница, проводила конференцию со средним медицинским персоналом. [41]

 В годы войны медсанчасти сформировались как органическая, составная часть предприятия, своеобразный «цех здоровья». Во многом благодаря деятельности медсанчастей с середины 1942 г. заболеваемость рабочих на крупнейших предприятиях города стала снижаться. В городе Чапаевск этой работой заведовали медсестры Шевцова, Котельникова, Шелкова. [34]

 Многие чапаевские медики были призваны на фронт, где самоотверженно, нередко под огнем противника, спасали жизнь раненым и контуженым воинам, проявляя мужество, свято исполняя врачебный долг. Об одном из них стоит рассказать подробнее. Василий Сергеевич Целых, окончивший в 1938 г. Куйбышевский медицинский институт, несколько месяцев проработал в городской больнице и был призван в ряды Красной Армии. Служить начал в Латвии в составе 67-й стрелковой дивизии, а закончил в Праге. На родину вернулся в конце 1945 г. За храбрость и мужество удостоен орденов Отечественной войны IIстепени, Красной Звезды, медали «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», юбилейных медалей. В общей сложности Василий Сергеевич отдал делу здравоохранения 48 лет [31].

 Также наряду с медицинским обслуживанием в городе было развито социальное обеспечение граждан. За семь месяцев 1944 года Чапаевский отдел социального обеспечения выдал инвалидам войны 55000 единовременного пособия. Им выдано также 8177 метров различной мануфактуры, 309 пар кожаной обуви, 207 пар резиновых галош, 63 пары валенок, около 100 метров сукна и 143 хлопчато-бумажных костюма. За тот же период выдано 1096 м³ дров, отремонтировано и предоставлено вновь 100 квартир [1].

 Инвалидам отечественной войны предоставлялось право овладеть профессиями по швейному и сапожному делу, курсы шоферов, пчеловодства и счетоводов. Также многие обучались профессиям бухгалтеров и юристов.

 На протяжении всей войны постоянно оказывалась помощь семьям военнослужащих. За 1943 год семьи получили 81 га земли под индивидуальные огороды. Было выдано семян картофеля в размере 900 кг, 600 кг фасоли, 183 кг проса. Также проведены воскресники, а заработанные деньги вносились в фонд помощи семьям в размере 121928 руб. Проведены мероприятия по подготовке к зиме. Отремонтировано 517 квартир, выделено 1480 м³ дров [10].

 Большой проблемой, которую поставила война перед социальными службами города, была детская беспризорность и безнадзорность. За 2-ю половину 1941 года в Чапаевске было задержано 82 человека безнадзорных и 14 беспризорных ребят. Такая обстановка в городе еще раз подтверждает тяжелое положение семей в начале войны.

 Проанализировав роль тружеников медицины и социальной работы в городе, пришли к выводу: мы должны гордиться тем, что в годы Великой Отечественной войны и в её самый тяжелый начальный период медицинская служба оказалась на высоте своего призвания и в лечении раненных, и непосредственных боях с фашистами.

 

Заключение

 Труд работников образования и культуры имел важное значение в деле Великой Победы. Учащимся надо было давать не только прочные знания, но и окружать их подлинно материнской заботой, так как у многих родители были призваны в Красную Армию. Они целиком отдавали себя детям, вместе с ними делили все лишения и скупые радости. Многие учителя за свое самоотверженное служение делу просвещения были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» В период Отечественной войны работа культурных учреждений играла огромное значение в помощи фронту. Сотни тысяч советских работников культуры своим искусством мобилизовывали бойцов фронта, тружеников тыла на быстрейший разгром врага.

 Медицинские работники в городе блестяще выполняли свой долг по восстановлению и лечению больных. Помимо работы в госпиталях и больницах тружениками здравоохранения была организована большая работа по сбору денег и вещей для фронта.

 Также наряду с медицинским обслуживанием, в городе было развито социальное обеспечение граждан. Неустанную заботу проявляло советское общество об инвалидах Отечественной войны. В городе для них были открыты специальные магазины и столовые, где отоваривали хлебом при предъявлении специальных социальных карточек. Несмотря на тяжелое военное время, работа оздоровительных лагерей в городе не прекращалась ни на минуту. В 1943 году детские оздоровительные учреждения посетили 1685 человек. Санаторий за тот же промежуток времени посетило 340 ребят.

 Таким образом, в борьбе с фашизмом за свободу и независимость Отечества трудящиеся здравоохранения, культуры и образования проявили огромную творческую силу, профессионализм и бескорыстность в отважном служении своему народу.
 

Список использованных источников и литературы

Источники

1.Авдюшева А. В лагере детского дома// Чапаевский рабочий. 1944. 16 июля.
2.Будущие медики// Чапаевский рабочий. 1943. 6 марта.
3.Важнейшая задача средней школы// Чапаевский рабочий. 1945. 7 февраля.
4.Воспитанники учителя Бабушкина// Чапаевский рабочий. 1944. 23 декабря.
5.Дрынина Н. Начались проверочные испытания в школе// Чапаевский рабочий. 1943. 21 мая.
6.Весенние каникулы в школе// Чапаевский рабочий. 1943. 28 марта.
7.Киршина К. Жизнь-подвиг// Волжская коммуна. 1944. 24 декабря.
8.Лаписова С. Высокое призвание// Комсомольская правда. 1944. 17 августа.
9.Суслов А. Школа перед севом//  Чапаевский рабочий. 1943. 25 апреля.
10.Савельева Л. Школьники на полях// Чапаевский рабочий. 1944. 16 июля.
11.Савельева Л. Замечательный педагог// Чапаевский рабочий. 1944. 20 декабря.
12.СОГАСПИ. Ф.1871. Оп.1. Д.14. Л.40
13.СОГАСПИ. Ф.3533. Оп.1. Д.4а. Л.2-7.
14.СОГАСПИ. Ф.3074. Оп.1. Д.2. Л.2.
15.СОГАСПИ. Ф.448. Оп.1. Д.77. Л.96.
16.СОГАСПИ. Ф.448. Оп.1. Д.57. Л.4.
17.СОГАСПИ. Ф.46. Оп.1. Д.193. Л.4.
18.СОГАСПИ. Ф.46. Оп.1. Д.129. Л.44.
19.СОГАСПИ. Ф.46. Оп.1. Д.143. Л.5.
20.СОГАСПИ. Ф.46. Оп.1. Д.143. Л.4.
21.СОГАСПИ. Ф.2761. Оп.2. Д.8. Л.57.
22.СОГАСПИ. Ф.46. Оп.1. Д.129; Д.143; Д.193; Ф. 2761. Оп.2. Д.8.
23.СОГАСПИ. Ф.46. Оп.1. Д.193. Л.1.
24.СОГАСПИ. Ф.46. Оп.1. Д.129. Л.28.
25.ЦГАСО. Ф.Р-54. Оп.8. Д.33; Д.34; Ф.Р-1260. Оп.18. Д.6. Л.5.
26.ЦГАСО. Ф.Р-54. Оп.8. Д.34. Л.70.
27.ЦГАСО. Ф.1260. Оп.18. Д.6. Л.5.
28.ЦГАСО. Ф.3681. Оп.2. Д.7. Л.1-3.

Литература

29.Взрывчатые вещества, пиротехника, средства инициирования в послевоенный период. Люди, наука, производство. М.-СПб: Гуманистика, 2002.
30.Военно-промышленный комплекс Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Сб. док. и мат./ Сост.: В.В. Алексеев, Г.В. Галыгина, О.В. Зубова, К.А. Катренко, Н.А. Локтева; науч. ред. Л.В. Храмков. Самара: ФГУП «Самарский дом печати», 2005.
31.Великой Победы. О Чапаевском заводе №309 в годы Великой Отечественной войны/ М. Белова. Чапаевск. 2005; Чапаевский опытный завод измерительных приборов (1934-1999). Чапаевск, 1999.
32.Город Чапаевск. Историко-экономический очерк. Куйбышев, 1988.
33.Есть у биографии начало, нет у биографии конца. (История Сергиевского завода взрывчатых веществ). Историко-экономический очерк. – Чапаевск, 2001.
34.Здесь тыл был фронтом (1941-1945 гг.) Сб. док. и матер./ сост. Ю.Е. Рыбалко, А.А. Буданова. А.Г. Удинцев, А.Ф. Ярыш, А.Н. Завальный. – Самара: Парус, 2000.
35.Из справки областного управления НКВД о борьбе с детской безнадзорностью в IVквартале 1941 г.// Самарское Поволжье в XXвеке. Документы и материалы. Изд-во Самарского научного центра РАН; 2000. С.414
36.Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Документы и материалы/ сост. Ф.П. Захарова, П.И. Калашникова и др., - Куйбышев: Куйбышевское книжное издательство, 1966; Куйбышевская область в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.). Документы и материалы/ сост. Ю.Е. Рыбалко, А.А. Буданова. – Самара: Изд-во «Самарский дом печати». 1995.
37.Пономаренко И.В. Маленький город для великой победы// Чапаевский рабочий. 2010. 28 мая.
38.Резников А.И. Учитель физики – М.: Академия педагогических наук РСФСР, 1950. С.50
39.Самарское Поволжье в XXвеке. Документы и материалы/ сост. Л.В. Храмков. Изд-во Самарского научного центра РАН; 2000 г.
40.Сыркин В.А. Детские дома Поволжья в годы Великой Отечественной войны// Патриотический подвиг трудящихся Поволжья в годы Великой Отечественной войны. – Куйбышев, 1985. С.112
41.Храмкова Н.П. Куйбышевская область в первый период Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.): Хроники событий// Патриотический подвиг трудящихся Поволжья в годы Великой Отечественной войны. – Куйбышев, 1985. С.3-25.
42.Храмков Л.В. Самарский край в истории России. Учебное пособие по Самарскому краеведению для средних общеобразовательных учебных заведений. Самара, 2005. С.244-245
43.Храмков Л.В. Край Самарский/ Л.В. Храмков, Н.П. Храмкова – Куйбышев: Кн. изд-во, 1988.
44.Учитель И.И. Бабушкин// Чапаевский рабочий. 1948. 10 декабря.

Санджеева Алина – 2 место
курсант 2 курса СЮИ ФСИН России

Родина в системе культурных ценностей кочевых народов России

«Унсн кун hазр тушж, босдг» - упавший встает, опираясь о землю

 Родина – синоним слова Отечество, место, где родился человек, а также страна, в которой он родился и к судьбе которой ощущает свою духовную сопричастность, и место, откуда произошли предки, корни человека.

 В оседлой культуре образ Родины ассоциируется с образом матери, подчеркиваются такие черты как защита, охрана, тепло, близость. То есть происходит процесс одушевления Родины, её олицетворения с образом матери, оберегающей свое дитя.

 Народы кочевья же не стремятся очеловечить родные просторы, они воспринимают Родину как что-то великое и необъятное, не имеющее ни конца, ни края. Главное для них, прежде всего, сама земля, что зелена, сладка, чиста, целебна.

 Но для обеих культур Родина представляет собой высшую ценность: ради неё человек может пожертвовать жизнью.

 Для понимания Родины кочевниками, необходимо охарактеризовать особенности их образа жизни.

 Кочевье – это особая социально-культурная система, особый культурный тип, связанный со специфическим образом жизни, мировоззрением, ценностями и т.п. Кочевая жизнь основывается на способности людей перемещаться со своими стадами на новые пастбища, к которым родовая община (улус) имела доступ. Подготовка к кочевью сопровождалась установленными ритуальными правилами. В первую очередь проводился обряд очищения, который обычно проводился в феврале или марте. Ритуал проводился с целью защиты людей, домов, домашнего скота от стихийных бедствий и болезней. Обряд состоял из трех этапов: очищение огнем, сжигание старых вещей, окуривание домашних животных курительной травой. Данный обряд символизировал переход к новому периоду жизни, который сопровождался расставанием с прошлым, избавлением от старых переживаний и бед. Важно было соблюсти ряд правил: выпить дееж (почетное угощение), сделать глоток молока, символизировавшего белую, счастливую дорогу; при выходе переступить порог правой ногой; перед тем, как отправится в путь, трижды обойти вокруг очага, помолиться; движение при отъезде начинать только с правой стороны; отправляться в путь в спокойствии, нельзя ссориться и ругаться.

 Кочевник – это, прежде всего, скотовод, сезонно перегоняющий стадо с одного места на другое в поисках лучших пастбищ.

 Образная составляющая данного типажа включает медленно передвигающуюся по степи группу людей на лошадях, повозках с большими стадами крупного и мелкого рогатого скота, временами останавливающимися на некоторый срок в юртах (кибитках). Любопытно сопоставить с этим круг ассоциаций, полученных в результате опроса. На просьбу продолжить фразу «кочевник – это…» люди отвечали:
- «кочевник – это бродяга»,
- «кочевник – это племенной воин»,
- «кочевник – это не знакомый людям наездник» и т.д.

 Основной отличительной чертой кочевника, является привязанность к природе, их гармония с нею. Калмыцкий народный писатель А.М. Амур-Санан пишет: ««Калмык любит и понимает степную природу. Он как бы читает сокровенные тайны природы. Он по утренним и вечерним зорям, по движению туч и характеру ветра, по полетам птиц и по другим ему только ведомым приметам, предсказывает, какая будет погода через день. Утром скажет, что будет вечером, а вечером скажет, что будет утром».

 Так разберем же подробнее вопрос о том, чем для кочевых народов является Родина.

 С древних времен Родина у кочевников обозначала место кочевья, где родился, вырос и возмужал человек. В связи с тем, что кочевые народы долго не задерживались на одном месте, Родина в их сознании обретала довольно обширный характер. Все, что их окружало: земля, трава, вода, степи, горы, небо, становилось неотъемлемой частью их самих, их Родиной. Они осмысливали Родину, как «свою территорию».
Фольклор кочевых народов возвышает родные края, учит любить и заботиться о них. «Кто любит Родину, тому легче дается победа» - гласит одна из пословиц.

 Анализ понятия Родина в культуре кочевых народов требует рассмотрения его с разных позиций. Истинное понимание этого концепта в культуре кочевых народов возможно при условии знания принципов освоения пространства и организации различного вида деятельности в данном пространстве, ключевых обрядов жизненного цикла – похоронного и родильного, что обусловлено особой связью объектов данных обрядов с землей, как территорией проживания этноса.

 Наиболее яркий и насыщенный образ Родины содержится в этнических произведениях и сказочной прозе кочевых народов. Образ представляется землей, наделенной чертами райской обители, в качестве примера приводим отрывок из сказочного произведения бурят:

***

Он родился хозяином
Богатой привольной земли
С бурливыми горными реками
С несчетными выдрами.
Он родился, поднялся
На земле целебной, питающей.
Он родился хозяином
Цветущей прекрасной земли,
С лунной стороны обдуваемой,
С солнечной стороны овеваемой

Аламжи Мэргэн

***

И отрывок из калмыцкой литературы:
…Степь родная, пеленала ты меня,
Ты мне кланялась узорчатой травой,
Ты и в горе, и в радости со мной.

К. Эренджеров

***

 Характерные черты родной земли: красота природы, тучные пастбища и многочисленные целебные источники, дикие животные, исцеляющая болезни сила земли. Неотъемлемый элемент ландшафта – водный источник.

 В исследовательских работах о культуре кочевых народов широко распространено мнение, что в погоне за различными благами (земля, пастбища, лес, животные, которых можно разводить и на которых можно охотиться, рыба), они легко меняли места стоянки, как только менялось в худшую сторону качество и количество того, что принадлежало земле.

 Однако, говоря о такой черте, следует отметить, что в культуре кочевых этносов существовали устойчивые отношения с землей, основанные на глубокой духовной связи. Существовал запрет на копание ям, рубку деревьев и загрязнение водоемов. Также следили за тем, чтобы люди ходили по одной проложенной тропинке, не срывали растения, не топтали траву. А некоторые факты заставляют усомниться в том, что кочевники действительно легко меняли места проживания. Свидетельства этому обнаруживаются в родильной и похоронной обрядности кочевых народов.

 Важным доказательством глубокой духовной связи носителей кочевой культуры с территорией проживания является традиция захоронения последа ребенка и связанный с ним обычай почитания этой земли. В знании места рождения человека и его предков кроется следующее: выявляются «имена» локальных божеств и духов – покровителей местности, к которым обращается представитель шаманского культа. В шаманской идеологии только локальные божества и духи предков могут оказать помощь своему далекому потомку.

 Умерших родичей кочевники стремились захоронить на территории, принадлежащей роду.

 Патриотические настроения проявлялись в исторической судьбе кочевников. Так в политической практике Чингис-хана, которая, главным образом, была направлена на враждебные ему племена, прослеживалось стремление разорвать родоплеменные связи сообществ. Он стремился заменить родоплеменное деление административным, т.е. разрушение этих связей осуществлялось параллельно с разрушением связей сообщества с родовой землей. Практика насильственных переселений на удаленные территории не увенчалась успехом. После смерти Чингис-хана многие племена вернулись на земли предков, покидая уже освоенные, новые земли. Это объясняется тем, что земля предков, на которой они выросли, была крайне важна для них. Хотя часто в представлении других народов у кочевников нет привязанности к земле, но зато есть стремление к смене места обитания. Для того, чтобы показать значимость дороги в судьбе кочевника можно сопоставить два литературных фрагмента о кочевье, которые написаны простыми людьми. Одно – в Калмыкии, другое – русскими.

Рассказ кочевника

Рассказ земледельца

«Широкая дорога, огромная, просторная степь. Солнце в зените, яркие тона красок в зеленой степи. В бездонном небе парит степной орел. По бескрайней степи идет караван людей. Возглавляет её высокий, статный, не очень молодой человек. В одной руке вожак ведет лошадь, в другой держит кнут. Позади идущие люди о чем-то переговариваются. Молодая девушка едет на телеге; она играет на домбре. Под её аккомпанемент танцуют и поют юноши и девушки. Вдалеке на диких аранзалал скачут воинствующие кочевники. От топота копыт могучих коней воинов, кажется, что земля в любой момент может разверзнуться и поглотить всё. Огромный шлейф пыли остается за воинственными всадниками. Солнце начинает садиться, степь становится розовой и что-то таинственное появляется в ней. То ли радуется она свободе и своей природной красоте, которую никто не сможет у нее отнять, то ли плачет от страданий, которые она перенесла за годы своего вечного существования. А обоз все идет и идет…»

Когда я думаю о постоянной перемене местожительства, я представляю себе жизнь актеров бродячего цирка. Вся их жизнь – калейдоскоп впечатлений. Их внешний мир постоянно изменчив – они гости в любом городе и в любой стране. Раньше такие люди проводили всю жизнь в кибитках и палатках, переезжая из города в город, теперь вместо палаток у них недорогие гостиницы. Обычно у таких людей есть родители и родственники, живущие на одном месте и считающие их чудаками».


На примере этих зарисовок становится очевидно, что в понимании представителя кочевой культуры кочевье не отделяется от понятия Родины, а даже наоборот, оно ассоциируется у них с идеальным прошлым, с мирной жизнью и единением с природой, с простыми радостями.

 У представителей оседлой культуры Родина не может ассоциироваться с постоянной переменой места. Для них Родина – это пространство, привычное для людей с детства. Кочевье же в их понимании – скитание и бесприютность.

 Таким образом, понятие Родина в культуре кочевых народов содержит более глубокий духовный подтекст. Все исторические, литературные и традиционные пути, отражают всю ту глубину и загадочность любви к Родине кочевых народов. Кочевник любит не какую-то отдельную часть, он любит все то, что его окружает. Места кочевья, в которых он был, становятся частью его души.

Болдырева Анна Евгеньевна – 3 место
Студентка 1 курса радиотехнического факультета
Самарского государственного аэрокосмического университета

 

Памятники Великой Отечественной войны: проекты и их реализация

Тема нашей работы – «Памятники Великой Отечественной войны: проекты и их реализация».

Объектом исследования является история конкурсного проектирования, возникшего как живой отклик на самоотверженную борьбу советского народа против оккупантов и приведшего к поискам нового художественного образа мемориала – памятника Великой Отечественной войны [1; 7].

Предмет исследования: история конкурсов, проводившихся в годы войны Комитетом по делам искусств при СНК, на лучшие проекты памятников военной темы.

Цель работы – доказать, что архитектурные проекты военных лет определили основные тенденции художественного образа памятников Великой Отечественной войны за долгие годы. Архитекторы создавали проекты, предназначенные не только для немедленного осуществления, но и ориентированные на ближайшую перспективу, а также проекты-идеи. Множество задумок, нереализованных во время войны, было использовано позже, когда с 1970-х годов повсеместно началось возведение грандиозных мемориальных комплексов и скромных обелисков, посвященных героям и событиям Великой Отечественной войны.

Для достижения цели нами были поставлены следующие задачи:
-изучить современную классификацию и специфику памятников советского времени, посвященных героям и событиям Великой Отечественной войны;
-выявить изменения, происходившие в советской мемориальной архитектуре, посвященной военной тематике;
-проанализировать конкурсный процесс отбора лучших проектов для строительства мемориалов.

Данная работа актуальна, так как в 2015 году отмечается 70-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. В преддверии этой даты необходимо привести в порядок памятники войны. По возможности, возвести новые монументы, так как множество проектов великих архитекторов военного времени до сих пор не реализованы. Первым шагом к подготовке годовщины было подписание указа «О подготовке и проведении празднования 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» президентов РФ Владимиром Путиным. Председатель Оргкомитета «Победа» В.В. Путин также указал на необходимость отслеживания состояния воинских захоронений, включая небольшие сельские мемориалы, братские могилы и памятники. В ближайшее время необходимо привести в порядок захоронения, как в России, так и за рубежом. Для решения этой задачи необходимо активизировать международную обстановку [2].

Новизна данной работы заключается в исследовании малоизвестных архивных документов нереализованных проектов монументов героям Великой Отечественной войны, которые были предоставлены на второй тур товарищеского соревнования, организованного Московским отделением Союза советских архитекторов 1942 г.

В ходе работы рассматривается различная документация на тему «Реализованные и нереализованные проекты памятников во время Великой Отечественной войны». Изученные источники включают архивные документы, периодическую печать, специальную искусствоведческую литературу военного времени.

В основу исследования легли материалы архивных документов ФКУ филиала РГАНТД г. Самары.

Анализ конкурсных материалов проводится с целью определить роль проектирования в решении важных творческих проблем своего времени и его значение для последующей работы над памятниками.
 

Памятники Великой Отечественной войны и их классификация

Начиная с вероломного нападения нацистской Германии на СССР, советское искусство заняло передовые позиции в общественной и культурной жизни страны. Вопреки известному афоризму «Когда говорят пушки, музы молчат», советские художники работали с удвоенной энергией. Они старались отразить события небывалой эпопеи всеобщего сопротивления врагу и запечатлеть увиденное своими глазами на фронтах сражений и в тылу, показать черты простых людей, совершавших, казалось бы, невозможное [3].

Несмотря на отсутствие временной дистанции, позволяющей будущим поколениям осмыслить события 1941-1945 гг. Тем не менее, в большинстве своем, в то время создавались произведения огромного историко-культурного значения, исполненные глубокого смысла [3].

Памятники, созданные в советский период, тем более – посвященные военной тематике, обычно создавались при четком идеологическом руководстве со стороны государства и партии. В связи с этим, полный искусствоведческий анализ художественной и культурной ценности монументального искусства такого рода если и был возможен, то лишь с ярко выраженным идеологическим подтекстом [4].

Имеет большое значение то, чтобы прошлое не было забыто будущими поколениями, чтобы вечно хранилась память о явлениях великого прошлого. Предельно ясно то, что в советский период, памятники на военную тематику подвергались жесткому идеологическому, государственному и партийному контролю. Как раз таки в наши время, с образованием политической и идеологической свободы, стал возможен точный анализ данных произведений с точки зрения искусства. Но нельзя забывать о своеобразной тематике монументов, которая не позволяет оценивать их так, как могли бы оценить другие достояния искусства. Мемориалы, посвященные Великой отечественной войне, отражают непосредственное сопереживание. Вместе с тем мы можем заметить ярко выраженное совпадение духовного настроя скульпторов с идеологией. Ни в коем случае нельзя говорить о фальши авторов, так как глубоко раненное войной сознание и общественное мнение были реальностью, на которую реагировали авторы. Именно мемориальные памятники могут отражать существование такой общности, как советский народ [5; 345].

В мемориалах, посвященных героям и жертвам Великой Отечественной войны, в отличие от любого другого вида искусства, художественная выразительность основана, прежде всего, на личном сопереживании. Мы смотрим «сквозь» технику и качество исполнения; оказываемся поглощенные чувством, переданным создателями монумента, и именно оно оказывается общим, что приводит к стиранию дистанции между художником и зрителем.

Расцвет мемориального строительства в память о героях и жертвах Великой Отечественной войны в СССР приходится на 1960-70-е гг. Это время поиска новых композиционных и художественных решений, время глубокого синтеза и взаимного влияния друг на друга различных видов искусств: архитектуры, скульптуры, монументальной живописи, поэзии, музыки и природной среды. С точки зрения средств выразительности памятники 1960-70-х делят на 3 группы:
*архитектурные;
*скульптурные
*памятники – оружие (или «объекты») [6].

В комплексах данного периода происходит пересмотр основных художественных приемов пластического оформления мемориалов. Происходит медленный, постепенный отказ от включения в композицию предметов: танков, самоходных орудий и практически повсеместное введение природных стихий: воды, огня, земли. В творчестве монументалистов наравне с художественно-образным аспектом теперь присутствует историко-документальный: в общую композицию включается и особым образом оформленное реальное памятное место: и полуразрушенные здания – свидетели исторических событий, и новые здания музеев. Эти основные черты в своем «полном наборе» не встречаются нигде, но как отдельные художественные проявления, как новые принципы и приемы, сочетающиеся в той или иной комбинации с традиционными решениями, они пронизывают всю монументальную пластику 60-70-х. Сохранившиеся исторические документы, вещи, свидетели памятных для нас событий – лишь предметы, оживляющие воспоминания людей-современников. Эта эмоциональная память может быть утрачена со сменой поколений, если не будет зафиксирована в той или иной физической форме. Роль художественной фиксации отношения к событиям войны во времени и берет на себя искусство. От него во многом зависит, как будет «прочитываться» потомками историко-документальное свидетельство современников [7; 13].

Использование различных следов войны: вещей и предметов, руин разрушенных зданий, мест боев и массовых захоронений. Попадая на место исторического события, человек, прежде всего, ищет его подлинные следы и особенно остро их воспринимает. Истинные следы истории, если их правильно преподнести и оформить, могут стать драгоценной основой любого памятника.

Реальные факты и события, воплощенные в искусстве – это их эстетическая интерпретация с целью увековечить прошлое, придать ему выразительную художественную форму, которая вместе с тем является политической, идеологической и нравственной оценкой исторических фактов. Вопрос о различии функций выразительности документа и его образа в структуре мемориала считается одной из главных в проблеме увековечивания. На практике искусству часто отводится роль простой иллюстрации того или иного события. Между тем, именно эту функцию как раз и может выполнить документ [8; 47]. Примером этого может служить памятник-ансамбль героям Сталинградской битвы на Мамаевом Кургане в Волгограде, не сохранивший историческую среду в своей подлинности, а лишь представляющий собой реконструкцию событий посредством искусства. Мемориал располагается именно на той возвышенности, где проходила самая напряженная и драматическая часть Сталинградской битвы. Задача осложнялась тем, что сооружение ансамбля осуществлялось не на горизонтальной поверхности, а на склоне, имеющим километровую протяженность. Сам курган был заново трансформирован и подчинен разработанному сценарию: его расчленили на несколько террас, последовательно расположенных друг за другом и ведущих к вершине, таким образом, уничтожив единственную подлинную составляющую.

Иногда в мемориале, в качестве особого эстетического приема, художники прибегают к реконструкции документальных элементов, например, когда заново вырытая траншея выдается за подлинную. Но и здесь возникает новая проблема – сохранности: если траншею не «подновлять» и оставить в ее первозданном виде – она зарастет и утратит свои функции истинного свидетеля памятных событий [9].

К 60-70-м годам мемориальное строительство трансформируется в отдельный, обособленный вид искусства, основанный на синтезе различных видов искусств: архитектуры, скульптуры, живописи, даже, выражаясь современной терминологией, ландшафтного дизайна и искусства «объектов». К этому добавляются новые тенденции в развитии и воздействии новых выразительных средств: музыки, литературы, документальных источников. Таким образом, мемориальные комплексы, в силу своего «синтетического» характера, являются уникальными памятниками не только в истории советского монументального искусства, но и в истории развития русского искусства в целом.

 

Организация и проведение конкурсов скульпторов и архитекторов

Союз архитекторов СССР создан в 1932 году на основании постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 года «О перестройке литературно-художественных организаций» как добровольно-общественная творческая организация советских архитекторов.

Главной задачей Союза являлось объединение архитекторов для активного содействия государственным и общественным организациям в проектировании и строительстве городов и сельских населенных пунктов, промышленных, жилых, общественных и культурно-бытовых зданий и сооружений, удобных для жизни, экономичных и высокохудожественных; в создании высококачественных типовых проектов, способствующих развитию индустриальных методов возведения зданий и сооружений, снижению стоимости и сокращению сроков строительства; в развитии науки в области строительства и архитектуры. Задачей СССР являлось также воспитание архитекторов как сознательных строителей коммунизма, повышение их идейно-художественного уровня и творческого мастерства. Исходя из этого, Союзом архитекторов СССР проводились открытые конкурсы, творческие совещания, доклады и дискуссии, обсуждения проектов и построек, осуществлялся систематический контроль над ходом типового проектирования, проводились мероприятия по пропаганде архитектуры. Союз организовывал курсы повышения квалификации архитекторов, выставки, творческие поездки по СССР и зарубежным странам, пропагандировал передовой опыт проектирования и строительства как через свои печатные органы (журнал «Архитектура СССР» и сборник «Советская архитектура»), так и в широкой печати и спец. изданиях [10].

В искусствоведческой науке материал конкурсов 1942-1945 гг., представляющий большой интерес для изучения истории советского искусства и современного творчества, малоизвестен и фактически не освоен.

В 1970 гг. искусствоведы и историки обратились к источникам военного времени. Этот материал заслуживает внимания по ряду причин. Мемориальная тема заняла важное место в монументальном искусстве военных лет. В проектировании памятников участвовали практически все мастера советской архитектуры и монументальной скульптуры, благодаря чему конкурсы стали заметным событием в культурной жизни в годы войны. Сфера творческого влияния проектов памятных сооружений, выполненных в годы Великой Отечественной войны, простирается от первых послевоенных лет до настоящего времени [11; 8].

Конкурсное проектирование, возникшее как живой отклик на самоотверженную борьбу советского народа против оккупантов, постепенно приобрело значение важного аспекта поисков художественного образа нового памятника. Практика военных лет лишь частично отражала процесс формирования памятников Великой Отечественной войны. Наиболее полно он проявился в проектировании, учитывавшем не только требования момента, но и возможности в будущем. Архитекторы создавали проекты, предназначенные для немедленного осуществления, на ближайшую перспективу и проекты-идеи.

Темы, предложенные программой Всесоюзного конкурса 1942 года, ставили перед участниками задачу создания сооружения мемориального и триумфального характера – пантеон. Само понятие «пантеон», связанное с архитектурной классикой, было очень отвлеченным. Классические ассоциации сковывали архитекторов, и во многих проектах трактовка современного сооружения сводилась к формальным вариациям на тему храма-усыпальницы. На обсуждениях конкурсных работ отмечалась «вторичность», отвлеченность большинства проектов, как в образном решении, так и в функциональной структуре. Проекты пантеонов мало связаны с конкретными образами и идеями современной героики – они могут быть отнесены к любому героическому событию, к любой исторической ситуации [12; 56].

Памятники героям Великой Отечественной войны создавались в условиях, когда еще была жива боль по жертвам войны и не умерли чувства, рожденные перенесенными страданиями. И пока эта чувственная связь до конца не утеряна, существует возможность для детального искусствоведческого анализа. Очевидно, что историческое значение увековечиваемого события не может быть автоматически перенесено на художественное качество памятника, а некритичное отношение к монументам и мемориалам как к произведениям искусства ведет к дискредитации их большого идейного содержания [1; 179].

Над памятниками работали художники и архитекторы, но ведущая роль принадлежала последним. Широко проводившиеся конкурсы и выставки проектов собрали огромное количество работ, многие из которых принадлежат крупнейшим мастерам советской архитектуры: А.А. и В.А. Весниным, И.А. Голосову, М.Я. Гинзбургу, Н.Я. Колли, Г.П. Гольцу, Л.В. Рудневу, А.В. Щусеву, И.И. Соболеву, К.С. Алабяну, А.С. Никольскому, М.С. Оленеву, Л.Н. Павлову, Б.С. Мезенцеву, М.С. Посохину, Г.А. Захарову, В.В. Лебедеву, В. Андрееву, П.П. Штеллеру, Ю.Н. Шевердяеву. Вклад зодчих в разработку нового памятника определяет представительность, масштабность и результаты архитектурных конкурсов на мемориальную тему. Их замыслы осуществлялись в послевоенные годы, получили развитие в современной практике и несут в себе плодотворные идеи, которые еще предстоит воплотить в жизнь [12; 98].

Необходимо упомянуть и такое событие, как блокада Ленинграда. Война 1941-1945 гг. и блокада стали самыми страшными и трагическими страницами в истории города, находившегося под угрозой полного уничтожения. Подготовка к обороне началась с лета 1941 г. Непосредственное участие в ней приняли и архитекторы. Их профессиональные знания и опыт оказались незаменимы при проектировании и строительстве бомбоубежищ, блиндажей, оборонных рубежей; при укрытии и маскировке жизненно важных объектов. В систематических работах по укрытию, обмеру, консервации уникальных архитектурных и скульптурных памятников принимали участие сотни архитекторов-ленинградцев. Среди них Л.А. Ильин, Я.О. Рубанчик, Н.В. Баранов, А.В. Модзалевский, А.П. Удаленков, В.А. Каменский, А.Л. Ротач, М.З. Тарановская, В.И. Пилявский, А.К. Барутчев и многие другие [13].

В июне 1942 г. в Ленинграде прошла 2-я общегородская конференция архитекторов, где обсуждались вопросы охраны и реставрации памятников, а в июле-августе 1942 г. была учреждена Комиссия по фиксации разрушений и установлению методов реставрации. В годы войны в городе постоянно работали аварийно-восстановительные  батальоны, занимавшиеся оперативной ликвидацией разрушений памятников архитектуры и фиксацией нанесенных им повреждений. Деятельность специалистов по сохранению историко-архитектурного наследия Ленинграда координировал Отдел охраны памятников Управления по делам искусств Леноблсовета, возглавляемый в годы войны Н.Н. Белеховым. В ноябре 1943 г. Отдел был преобразован в Государственную инспекцию по охране памятников (ГИОП).

Уже в 1942 г. были приняты первые решения о создании мемориальных ансамблей, посвященных памяти защитников Ленинграда и мирных жителей города, погибших во время блокады. Регулярно проходили конкурсы и выставки будущих монументов. Одним из инициаторов первых конкурсов стало Ленинградское отделение СА СССР [14].

 

Нереализованные проекты и созданные памятники

В далеком октябре 1942-го, в самый разгар военных действий в центральной России, был объявлен конкурс на проект памятника героям Великой Отечественной войны. Вот как писала об этих событиях газета «Литература и искусство»: «Заканчивается конкурс на монументы героям Великой Отечественной войны. От московских скульпторов и архитекторов поступило около 90 работ. Получены сведения о высылке проектов из Ленинграда, Куйбышева, Свердловска, Ташкента и других городов СССР. Ожидается прибытие свыше 140 проектов». Общественность знакомили с работами в течение трех выставок в 1943 г. Архитекторы рассчитывали, что памятник появится на Красной площади, но, по ряду обстоятельств, проект так и не был реализован.

Архитектор Лев Владимирович Руднев был одним из ключевых разработчиков проектов сталинской архитектуры. Он проектировал МГУ, военную академию им. Фрунзе и многие другие значимые объекты [6; 137].

Проекты памятников таких архитекторов, как Б.С. Мезенцев, Л.В. Руднев, М.Ф. Оленев, В. Андреев, к сожалению, так и не воплотили в жизнь. Какие они были, невоплощенные проекты советских архитекторов, которые так и остались в забвении на страницах чертежей? Проекты сохранились в архивных документах РГА в г. Самаре.

Есть и опубликованные проекты памятников Великой Отечественной войны архитекторов А.В. Васильева, М.А. Шепилевского, И.М. Чайко.
Модест Анатольевич Шепилевский – известный ленинградский художник-архитектор. С 1939 г. он руководил архитектурной мастерской Центрального Проектного Бюро Министерства Военно-Морского флота СССР. В годы Великой Отечественной войны художник работал над циклом литографий, посвященным героической обороне города, который в 1943-1944 гг. был отпечатан на почтовых открытках.

Архитектор Александр Викторович Васильев родился в деревне Покровское Тамбовского района 24 августа 1913 г. Перед началом Великой Отечественной войны Александр Викторович серьезно заболел, из-за чего лишился легкого, поэтому на фронт его не взяли. Однако Васильев пережил ленинградскую блокаду. Здесь он создавал антинацистские плакаты, многие из которых расклеивались за пределами города. Рисовал он и почтовые открытки, некоторые из которых печатались тиражом до 25 000 экземпляров. В 1944 г. Васильев стал главным оформителем выставки «Героическая оборона Ленинграда».

Васильев принимал активное участие в архитектурных конкурсах. Он получил третью премию конкурса на лучший проект Монумента Победы в Московском парке Победы, а также 2-ю и 4-ю премии конкурса на оформлении станции метрополитена «Площадь Восстания».

Также в архивных документах сохранились проекты мемориальных сооружений неизвестных архитекторов, участвовавших во Всесоюзном конкурсе архитекторов 1942 г.

Проекты памятных сооружений, созданные в период войны, представляют ценный фонд советского культурного наследия.

К сожалению реализованных проектов не так много. Один из них находится в г. Минске. Это обелиск-памятник воинам Советской армии и партизанам, павшим в Великой Отечественной войне 1941-1945 (гранит, 1954, архитекторы Г.В. Заборский и В.А. Король).

В России (СССР) вот уже более 40 лет горит Вечный огонь над могилой неизвестного солдата у кремлевской стены.

Мемориал, расположившийся между угловой Арсенальной башней Кремля и гротом, создавался по проекту архитекторов Д. Бурдина, В. Климова и Ю. Рабаева. В 1975 году композицию дополнили отлитые из бронзы лавровая ветвь и солдатская каска, лежащая на знамени (скульптор Н. Томский). «Имя твое неизвестно, подвиг твой бессмертен», - гласит эпитафия на гранитной плите надгробия. Далеко не все знают, что автор этой эпитафии С.В. Михалков [15].

Также невозможно не упомянуть памятник Победы на Поклонной горе. Решение о сооружении монумента в честь победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и создании музея было принято Правительством СССР в сентябре 1952 г. Тогда же был проведен открытый конкурс на разработку проекта.

В начале 1984 г. начались строительные работы по сооружению памятника Победы на средства, заработанные трудящимися Москвы на коммунистических субботниках, и добровольные взносы граждан [16].

Музейный комплекс Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. в Москве, который намечалось построить и открыть к 45-летию Победы, в результате злонамеренных усилий ряда лиц, стремление их и других опорочить все, что было сделано в 70-е – 80-е гг., не был сооружен вовремя. Торжественное открытие памятника состоялось только 9 мая 1995 гг.

Заключение

Архитектурные проекты военных лет определили основные тенденции художественного образа памятников Великой Отечественной войны на долгие годы. Ведь архитекторы создавали проекты, предназначенные не только для немедленного осуществления, но и ориентированные на ближайшую перспективу. Множество нереализованных во время войны идей было использовано позже, когда с 1970-х годов повсеместно началось возведение грандиозных мемориальных комплексов и скромных обелисков, посвященных героям и событиям Великой Отечественной войны.

Изучая современную классификацию и специфику памятников советского времени, посвященных героям и событиям Великой Отечественной войны, мы выявили изменения, которые происходили в советской мемориальной архитектуре, посвященной военной тематике.
В мемориалах, посвященных героям и жертвам Великой Отечественной войны, художественная выразительность основана, прежде всего, на личном  сопереживании. Мы смотрим «сквозь» технику и качество исполнения. Мы оказываемся поглощенными чувствами, преданными создателями монумента, и именно это оказывается тем «мостиком», стирающим грань между художником и зрителем. Одновременно с этим, в монументах героям Великой Отечественной войны наиболее ярко проявляется совпадение духовного настроя художников с официальными идеологическими требованиями. В этом случае нельзя упрекнуть авторов в фальши: общественное признание и израненное войной сознание было реальностью, и художники реагировали на нее. От войны осталось ощущение, что есть такая общность – «советский народ». И именно в мемориалах того времени это реальное общественное мироощущение выражалось лучше всего.

В период 1960-70 годов происходит пересмотр основных художественных приемов пластического оформления мемориалов. Происходит постепенный отказ от включения в композицию предметов: танков, самоходных орудий и почти повсеместное введение природных стихий: воды, огня, земли. В творчестве монументалистов наравне с художественно образным аспектом теперь присутствует и историко-документальный: в общую композицию включается и особым образом оформленное реальное памятное место (полуразрушенные здания – свидетели исторических событий), и новые здания музеев. К 60-70-м гг. искусство мемориального строительства трансформируется в отдельный, обособленный вид искусства, основанный на синтезе различных видов искусств: архитектуры, скульптуры, живописи, даже, выражаясь современной терминологией, ландшафтного дизайна и искусства «объектов». К этому добавляются новые тенденции в развитии и взаимодействии таких выразительных средств, как музыки, литературы и документальных источников. Таким образом, мемориальные комплексы в силу своего «синтетического» характера, являются уникальными памятниками не только в истории советского монументального искусства, но и в истории развития русского искусства в целом.

В проектировании памятников участвовали практически все мастера советской архитектуры и монументальной скульптуры, благодаря чему конкурсы стали заметным событием культурной жизни в годы войны. Сфера творческого влияния проектов памятных сооружений, выполненных в годы Великой Отечественной войны, простирается от первых послевоенных лет до настоящего времени.

Проанализировав конкурсный процесс отбора лучших проектов для строительства мемориалов, мы пришли к выводу, что памятники, созданные в советский период, и тем более – посвященные войне, обычно создавались под четким идеологическим руководством государства и партии. В связи с этим, полный искусствоведческий анализ художественной и культурной ценности монументального искусства такого рода если и был возможен, то лишь с ярко выраженным идеологическим подтекстом.
 

Список используемой литературы и источников

1.Малинина Т. Память как связь времен и пространств, как дар знать целостность и непрерывность жизни/ Отв. ред. Лиманская Л.Ю. М., 2008 г.
2.Указ о подготовке и проведении празднования 70-й годовщины победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов [Электронный ресурс] (
http://www.rosvoencentr-rf.ru/index.php?catid=264:--70---&id=690:-70-1941-1945-&itemid=143&option=com_content&view=article 25 апреля 2013 года.
3. Максакова Л.В. Культура Советской России в годы Великой Отечественной войны. М.: Наука, 1976.
4. Вопросы советского изобразительного искусства и архитектуры. Вып. 1, 2, 3. М.: Наука, 1973, 1975, 1976
5. Аверинцев С.С. Заметки к будущей классификации типов символа// Проблемы изучения культурного наследия/ Под ред. Г.В. Степанова. – М.: Наука, 1985 г.
6.Цапенко М. О реалистических основах советской архитектуры. М., 1952.
7. Швидковский О. Памятники борьбы и победы 1977.
8. Мазаев А. К вопросу об эстетической специфике мемориальных сооружений (документ и образ в структуре мемориала) 1978 г.
9. Воронов Н. Советская монументальная скульптура. 1960-1970. Черты новой концепции.
10. Гнедовский Ю.П. 30 лет Союзу архитекторов России.- Архитектурный Петербург: Информационно-аналитический бюллетень.
11. Монументальная пропаганда в годы Великой Отечественной войны. Декоративное искусство СССР, 1978 г.
12. Из истории советской архитектуры 1941-1945 гг. М., 1978 г.
13. Мачерет А.Я. Подвигу твоему, Ленинград!// Строительство и архитектура Ленинграда. 1967.
14. Цимбалов В. Памятник защитникам Ленинграда// Вечерний Ленинград. 1973. 27 августа.
15. Московский журнал 2008. №5. Публикацию подготовила Е.В. Харитонова [Электронный ресурс] «Подвиг твой бессмертен» (из собрания Центрального архива электронных и аудиовизуальных документов Москвы). Фотолетопись мемориала «Могила неизвестного солдата у кремлевской стены» (
http://mosarchiv.mos.ru/trudy/publikatsii/694403/)
16.Виктор Гришин. Катастрофа. От Хрущева до Горбачева. М.: Алгоритм: Эксмо, 2010. [Электронный ресурс] (
http://aleksandr-kommari.narod.ru/grishin.htm
)
17. Филиал Российского государственного архива научно-технической документации (г. Самара). Ф.Р-150. Оп. 1-1. Д.35.
18.Архитектура// Маклакова Т.Г., Нанасова С.М. [и др.] 2004 г.
19.Азизян И., Иванова И. Памятники вечной славы. Концепции и композиция. М., 1976 г.